Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 07 декабря 2019.:
Светлана Зубко

Басни Эзопа

ОГОРОДНИК

Огородник огород утром поливал.
А сынок с вопросами тут же приставал:
— Почему же сорняки так мощны и так крепки,
А культурные ростки чаще слабы и тонки?

— Как тебе, сынок, сказать...
Сорнякам земля ведь — мать.
Тем, что садим мы, землица
Только в мачехи годится.

Так по детям и видать:
Мачеха растит иль мать!


ПАСТУХ И ПЧЕЛЫ

Сел под деревом пастух,
Отгонял лениво мух.
Видит: пчелы тут летают,
И в дупло мед собирают.
Он-то тоже любит мед!
Вот в горшок и наберет.
И пастух на ствол поднялся...
Он рукой в дупло забрался.
Пчелы стали защищаться:
Нападать, жужжать, кусаться...
Затравили едока.
Вспухли щеки и рука.
Нет, не стоят эти сласти
Сумасшедших пчел напасти.
И решил пастух веселый:
Мед хорош, но плохи пчелы!

Легкая добыча кажется прекрасной,
Но для тех, кто ей прельщен,
может стать опасной.


ОРЕЛ, ГАЛКА И ПАСТУХ

Стремленье возвысить себя не по чину
Имеет, конечно, смешную причину.

Орел похищает ягненка из стада.
А галка решила: «И мне бы так надо!»
Камнем на стадо она опустилась,
Когтями в большого барана вцепилась!..

С ношей над стадом подняться хотела,
Но не осилила и не успела!
Пастух ее вмиг оторвал от барана,
Домой для забавы принес утром рано.

Чуть крылья у галки подрезаны были...
— Что это за птица? — детишки спросили.

— Да я-то, конечно же, знаю, что галка,
Но только себя этой птичке не жалко.
Когда я на пастбище к ней подошел,
Она представляла, что галка — орел!


ОРЕЛ И ЖУК

Никого не презирай, ибо, без сомненья,
Даже малый на земле мстит за оскорбленье.

Раз погнался за зайцем орел.
Заяц помощь не ждал ниоткуда
Лишь жучка, что как раз мимо полз,
О спасенье молил, как о чуде.

Зайца жук приободрил.
И орла он попросил:

— Зная твою силу и отвагу,
Пожалеть тебя прошу беднягу:
Дома малые детишки —
И дочурки, и сынишки.

У орла спесь велика —
Не послушал он жука.

Только жук обиды этой не простил.
За орлом внимательно жук теперь следил.
За орлиным зорко он следил гнездом.
Яйца все выкатывал, был усерден в том!

И орлу потомства больше не иметь!
Тяжело на сердце. Перестал он петь.

Зевса он, взлетев, просил,
чтобы гнев умерил,
И последнее яйцо богу он доверил.
Зевс за пазуху себе положил яйцо.
Успокоился орел: милость божья налицо.

Ну, а жук навоз подбросил Зевсу,
сам исчез.
Зевс, понятно, стал чесаться,
в пазуху залез...

Бог сердитый быстро вытряхнул навоз —
И яйцо с навозом, что орел принес!

С тех пор ну прямо не узнать орлов:
У них перед жуками страхи велики!
Орлы не вылетают из домов,
Когда выводятся навозные жуки.


СОЛОВЕЙ И ЯСТРЕБ

На высоком дубе соловей сидел.
По обыкновенью звонко песни пел.

Ястреб налетел, схватил он соловья:
— Вот добыча сладкая, вкусная моя!
— Что в добыче толку?
Я же очень мал, —
Ястребу-охотнику соловей сказал. —
Поискать тебе бы пищу посытнее.
Ведь поймать ты можешь птицу покрупнее!

Но орел ответил: — Как бы я был глуп,
Если бы добычу упустил из рук!
А потом летал бы, голодал
И добычи крупной долго ждал.

Так и люди умные: о большом мечтают,
Но и счастьем малым не пренебрегают.


ДОЛЖНИК

У соседа денег в долг сосед просил.
Ненадолго брал он — а отдать забыл.
Тот пришел и просит долг скорей отдать.
Должник пошел на рынок свинку продавать.

А заимодавец в стороне стоял,
За торговлей должника молча наблюдал.

Покупатель подошел: — Знать желаю я,
Плодовита или нет эта вот свинья!
Продавец стал убеждать:
Пять-шесть раз за год
Будешь крупный получать
от свиньи приплод!

Тут не выдержал сосед наглого вранья,
Подошел и говорит: — Бедная свинья!
Чтоб помочь ему себя выгодно продать,
Согласится десять раз в год она рожать.

И не только поросят — даже посулит,
Что козлят с ягнятами кучу вам родит!

Ради выгоды своей этакий банкрот
Сказок вам с три короба быстро наплетет.


КОШКИ И КУРЫ

Прослышала кошка, что куры болеют.
— Извлечь себе выгоду здесь я сумею!

Врачом притворилась, лекарства взяла...
На птичий двор утром пораньше пришла.

Обед очень вкусный предчувствуя,
Спросила кур: — Как самочувствие?

Странно тут куры себя повели:
— Отлично! Но только когда ты — вдали!

Так люди разумные видят дурных
И понимают все хитрости их.

Эзоп на корабельной верфи
Как-то раз на верфь забрел басенник Эзоп.
Только сочинительством хлеб добыть он мог.
Корабельщики над ним стали насмехаться:
— С нами разве сможешь ты тут
соревноваться?!

Басню рассказал Эзоп: — Хаос и вода
Были раньше. Землю Зевс создал тогда.
У стихии новой сила велика.
Приказал ей выпить воду в три глотка.

Раз Земля глотнула — показались горы
Два — и вот равнины здесь возникли
вскоре.
А глотнет планета воду в третий раз —
Труд ненужным станет каждого из вас.

Ну кому уменье ваше пригодится,
Если на всем свете не найдешь водицы?!

Мастера задумались и рассказу вняли,
Баснописцу мудрому хлеб с вином подали.

Не стремись чужое осуждать, бранить...
А свое старайся защищать, ценить!


ЛИСИЦА И КОЗЕЛ

Угодила лисица в колодец.
Вот такой, вам скажу, эпизодец!

Заглянул в колодец сверху козел,
Что куда-то по делам мимо шел:

Как ты там? — Хорошо! — Ой, едва ли...
А вода какова? Хороша ли?

— Лучше сока виноградного и вина!
Прыгай — и попробуешь, как вкусна.

Прыгнул. Лиса на него взобралась
И из колодца наверх поднялась.

Ну, а козел? Он напиться был рад.
Только теперь ему лезть назад?

Так лиса и выбралась из колодца.
А козел и ныне там остается.

Если человек умен и смышлен,
Хорошо обдумает дело он.
Стоит ли нырять в колодец с головой,
Чтобы насладиться питьевой водой?!


ЛИСИЦА И ЛЕВ

Лисица про страшного льва услыхала.
Однажды случайно его повстречала:
Ужас! Страшнее уже невозможно.
Надо его обходить осторожно!

Вскоре лиса снова встретила льва.
Снова от страха она чуть жива.
Ей показалось: спаслась еле-еле.
Но встреча опять — не прошло и недели!

Лиса расхрабрилась, ко льву подошла,
Спросила его, хороши ли дела?
Позже друзьям та лисичка призналась:
— Напрасно его я так долго боялась!

Знают по опыту и смельчаки:
Часто у страха глаза велики.


РЫБАК

Мастер рыбак был играть на дуде.
С дудкой любимой ходил он везде...
Как-то для рыб он на море играл,
В гости их всех рыболов приглашал.

Но, не дождавшись, забросил он сети,
Бились в них рыбки несчастные эти.

Вывалил рыб из сетей на песок
И с удивлением тут же изрек:
— Когда я играл, никто не плясал.
Перестал я играть — вы позвали танцевать!

Так и у людей бывает:
Кто в неволю попадает,
Тот порой совсем не рад,
Коль танцует невпопад.


ЛИСИЦА И БАРС

Лиса и барс, собравшись вместе,
Решали, кто на первом месте.
Барс говорил: — Я ловок, я силен!
И шкурой очень прочной наделен!

А лисица говорила:
— В силе б я вам уступила...
Но зато отлично знаю,
Что умом я обладаю!
Гамма чувств и мысли точность
Посильней, чем шкуры прочность!

Басня говорит о чем?
Мышцы не сравнить с умом,
А души людской порывы
Поважней, чем сил приливы.


РЫБАКИ

Сеть из моря рыбаки стали доставать.
Криков радости они не могли сдержать.

Сколько тут хвалебных слов:
— Вот улов, так уж улов!
Но чуть позже оказалось —
Рыбы мало в сеть попалось.

Сеть их с камнями была и песком.
Горько жалели бедняги о том:
— Надеялись мы на улов на богатый...
Дома и жены нас ждут, и ребята!

Но был там один очень старый рыбак,
Горюющих всех он утешил вот так:
— Горесть, что вы тут сейчас проявляли,
Равна тому счастью, что было вначале!
Жизнь так устроена: солнце уходит,
Но вновь после лиха нас счастье находит!


ЛИСА И ОБЕЗЬЯНА

Спорили лисица с обезьяной: кто знатнее?
— У меня фамильный герб!
— А я два имею!
Тут надгробья увидали... Хитрая мартышка:
— Ах, у дедушки рабов было много слишком!
Очень дедушка был мой знатен и богат...
Сколько здесь его рабов под землей лежат!

Но лиса не растерялась
И коварно усмехалась:
— Это все б заметили,
Ожили б лишь свидетели!

Как легко нам бахвальством грешить,
Коль нас некому разоблачить!


КОШКА И ПЕТУХ

Кошка петуха поймала...
Чтоб сберечь кошачью честь,
Под предлогом благовидным
петуха решила съесть.

— Ах, какой же ты подлец!
Никудышный ты певец!
Глупой песнею своей
Будишь по ночам людей!

— Помогаю им скорей!
Чтобы вовремя им встать —
Мне приходится кричать.

— Жен, сестер не разбираешь,
Всех подряд их покрываешь!
— Я хозяйке угождаю:
План по яйцам выполняю!

— Хоть на все у тебя отговорки есть,
Я тебя и так имею право съесть,
На одном лишь основанье,
Что петух — еды названье!

Коль замыслил кто худое,
Оправдать себя спешит.
Но деяние плохое
Все равно он совершит.

РЫБАКИ

Унылые сидели в лодке рыбаки...
Рыбы не поймали даже для ухи.
Грустно и обидно — рыбы не видать.
Что везти им семьям? Что же им продать?!

Их Посейдон услышал — он царь
и бог морской.
Тунца забросил в лодку
им резвою волной.

Те тунца схватили быстро, не дремали...
К берегу поплыли, там тунца продали.

Не везет — поверьте вы в свою удачу.
И сложиться может все у вас иначе.


ПЕТУХИ И КУРОПАТКА

Однажды купил человек куропатку.
Пустил к петухам. Думал: будет в порядке.
Куропатку петухи стали бить и гнать.
Куропатка бедная стала размышлять:
— Бьют за то, что птица я не из их породы...
Будто мы не дети все матушки природы!
Только птицам новый день новое готовил:
Меж собою петухи подрались до крови!
Куропатка видела: друг друга не щадят,
Стало ей забыть обиду легче во сто крат.
Легче от чужого нам стерпеть обиду,
Коль родные от него доброты не видят!


ЗИМОРОДОК

Зимородок-птица боялась птицеловов.
Гнездо в прибрежных скалах у нее готово.
Отложила яйца и птенцов ждала...
Только неожиданно к ней беда пришла.

Буря разыгралась. Бушевало море.
Волны, поднимаясь, приносили горе!
Все гнездо залито — утонули дети...
Плачет зимородок: — Счастья нет
на свете!
Я искала в море для детей защиты,
А оно коварством было знаменито!

Так порой и люди бегут к друзьям
спасаться,
А друзьям тем впору врагами злыми
зваться!


РЫБАК

Над речкой тихий ветер, все освежая, дул.
Рыбак свой прочный невод надежно натянул.
Решив, что рыбы можно быстрее наловить,
Он камень в реку бросил, чтоб воду замутить.

Но люди увидали — ну, рыбака бранить,
Что чистую мешает из речки воду пить.
Рыбак сказал: — Что толку от ваших
глупых слов?
Ведь чем вода мутнее, тем больше
мой улов!

Так и демагоги: довольны лишь в минуту,
Если в государстве своем заводят смуту.
И они не чувствуют за собой вины:
Ведь для них людские нужды не важны!


ЛИСИЦА И МАСКА

В мастерскую лепщика забрела лисица,
Походила, посмотрела на фигуры, лица.
Маску увидала, тут и говорит:
— Да, лицо красиво, очень умный вид.
Голова большая, только вот секрет:
В голове и капли даже мозгу нет.
Так бывают люди — с виду величавы,
А считаться умными не имеют права.

Потерпевший кораблекрушение
Корабль перевернулся... Корабль ко дну пошел...
Конечно, пассажиров корабль большой подвёл.
В холодной и бурлящей воде все очутились,
Спасались кто как может, кричали и молились!

Богатый афинянин к Афине стал взывать,
Бесчисленные жертвы за жизнь ей обещать...
Товарищи поплыли... И в поисках земли
Не скоро, но, конечно, спасение нашли!

И ты о своей жизни Афине помолись
И к берегу быстрее греби и шевелись!
Молиться богу — то весьма похвально.
Но самому бездействовать — печально!


ЛАСТОЧКА И ПТИЦЫ

Зацвела омела, что для птиц опасна.
Ласточке угроза сразу стала ясной.
И она пернатым предложила смело:
— Мы людей попросим вырубить омелу.

Птицы осмеяли ласточку. Она
Полетела к людям с просьбами одна.

За сообразительность людям полюбилась
И с тех пор под крышами ласточка гнездилась.
И хотя охотятся люди на пернатых,
Ласточку жалеют, приютив когда-то.

Кто во всех делах догадлив и умен,
Тот от бед бывает лучше защищен.


ЗВЕЗДОЧЕТ

Звездочет ночами на небо смотрел,
Вовсе отстранился от земных всех дел.
Как-то шел он ночью, к небу взгляд поднял,
Оступился на беду, в водоем упал.

Стал он звать на помощь — человек пришел,
Спас. И речь с мечтателем он такую вел:
— На небе звезды ты всегда считаешь,
А под ногами что — не замечаешь!

Так иные хвалятся науки чудесами...
Только и простого не постигнут сами.


ЛИСИЦА И СОБАКА

Лиса ягненка-сосунка ухватила в стаде,
На колени усадила, стала нежно гладить
Пред собакою сторожевой:
— Отведу сейчас его домой!

Но ей собака отвечала:
— Тебя я, нянечка, узнала!
Ишь ты, добрая какая!
Вот тебя я приласкаю!

В страхе та закрыла глазки:
— Знаем мы собачьи ласки!

Честного нередко вор изображает.
Только эту хитрость умный распознает.


КРЕСТЬЯНИН И ЕГО ДЕТИ

Крестьянин, умирая, сыновей призвал:
— Под лозой недавно клад я закопал.
Выкопайте, честно клад тот поделите...
В счастье и достатке, сыновья, живите.

Отца похоронили и лопаты взяли —
В поисках наследства все перекопали!
Клада нет, но виноград уродил на славу,
И богатыми сыны стали тут по праву.

Если вам разбогатеть непременно надо,
Потрудитесь в поле вы иль у винограда!

Ну а смысл у басни тот:
Труд богатство принесет.
Будет вам награда:
Труд — ценнее клада!


ЛЯГУШКИ

Беспечно две лягушки в болоте жили с детства
Болото пересохло: куда лягушкам деться?
Что бедным остается?
Прыг-прыг они к колодцу...

— Давай скорее прыгнем! Там чистая вода!
— Но как бы нам об этом не пожалеть тогда!
Вдруг высохнет колодец... и где нам воду взять?
Дано лягушкам плавать, но не дано летать!

Ты ж, басню прочитавший, решай задачи смело:
Все хорошо обдумай, потом берись за дело!

Лягушки, просящие царя
В болоте все для жизни есть,
Но жива в лягушках спесь:
— Здесь, в болоте, очень скучно —
Царский двор сюда бы нужно!
Послов собрали понемногу
И на Олимп забрались к богу:
— Чтоб наша жизнь лягушечья
не пропадала зря,
Пришлите нам, пожалуйста,
хорошего царя!

Зевс неразумных презирал.
Чурбан в цари лягушкам дал.

Сперва лягушки испугались...
Но свыклись: рядом бултыхались.
Дошло неуваженье до того:
Сидели на царе и прыгали с него,

С макушки царской — прямо в воду!
Лягушки к Зевсу: — Уважай природу!
Царь спокоен и красив,
Только слишком уж ленив.

Зевс послал им водяного змея.
И теперь, от ужаса немея,
Все лягушки со слезами
В пасть царя вплывают сами!

Поговорка есть не зря:
Не проси себе царя!


ВОЛЫ И ОСЬ

Телегу устало тащили волы...
А ось, хоть работы ей мало,
Жалобно ныла, скрипела, стонала...
Возмущались волы:
— Мы тянем всю тяжесть, а ты,
Кому груза ничуть не досталось,
Самой измученной вдруг оказалась!
Иные чужой лишь используют труд,
А сами безбедно и сыто живут!
И всем сообщают лентяи о том,
Что все создают непосильным трудом.

ЧИЖ

В клетке чижик ночью пел.
Грустен был его удел.
Летучая мышь спросила его:
— Ночью запел ты, мой друг, отчего?
Ты ведь дневная птица...
Что тебе ночью не спится?
— Пение днем мне добром не вернулось...
Клеткой железной оно обернулось!
Стал я умен, теперь ночью пою.
Так защищаю свободу свою.
— Раньше умнеть надо было! Вначале:
Пока птицеловы тебя не поймали!
Все в этом мире устроено сложно,
Предвидеть опасность старайся, где можно.


ПАСТУХ

У пастуха пропал телок.
Пастух искал его как мог.
Утром, чуть забрезжил свет,
Зевсу дал пастух обет:
Если отыщу я вора,
То богам без разговора
В жертву принесу козленка!
Только нет и нет теленка.
В рощицу забрел пастух,
Льва увидел там он вдруг!
Лев теленка пожирал.
Задрожал пастух, икал,
Тот увидевши обед,
Зевсу новый дал обет:
— Если я спасусь от вора,
Вам вола отдам я скоро.
Понял тот пастух тогда,
Как мала была беда.
Если б с ней он примирился,
То от льва бы схоронился!


ЛАСКА И АФРОДИТА

Ласка девушкой стать захотела.
Афродиту молила,
Афродиту просила:
— Дай мне красивое тело!
Прекрасного юношу я полюбила...
Ему жизнь подарю и отдам свои силы...
Афродита страсти власть понимать умела:
Вместо ласки — девушка уже песни пела!
И юноша девушку ту полюбил...
В жены позвал и счастливым с ней был.
Но Афродита проверить решила:
— Нрав эта ласка, как облик, сменила?
В спальню богиня ей мышь запустила —
Зло Афродита над ней подшутила.
...Кто она, где она — ласка забыла.
Шуструю мышку зубами схватила.
Напрочь забыв, что жених ее здесь,
Мышь приготовилась серую съесть.
Так люди меняют обличье, и дом, и дорогу,
Но сущность свою переделать не могут.


КРЕСТЬЯНИН И ЕГО СЫНОВЬЯ

Сыновья крестьянина ссорились всегда.
Примирить их стоило тяжкого труда.
Сыновьям отец дал прутиков пучок:
— Вот сейчас наглядный будет вам урок.
Вы пучок сломайте...
Напряглись сыны.
Силы не хватило. Все удивлены!
— А по прутику ломайте.
Те стараться рады.
Дело вмиг на лад пошло у такой бригады.
Быстро все сломали братья без труда...
Молвил очень строго им отец тогда:
— Будете жить дружно — станете сильны,
Никакие недруги братьям не страшны.
А по одиночке вас легко сломать,
Так, как эти прутики, будете трещать.
Что в единстве сила — это ясно всем.
А в раздорах кроется корень всех проблем.


УЛИТКИ

Раз в крестьянском доме жарили улиток.
Сын крестьянина тут был —
мал еще, но прыток.
Бедные улитки на огне шипели.
Мальчик тот подумал, что улитки пели.
— Страшные вы твари! Дом у вас горит...
А у вас веселый и игривый вид!
Все, что неуместно, считаем непристойным…
Только надо суд вершить мудро и достойно.


ХОЗЯЙКА И СЛУЖАНКИ

У одной крестьянки
Жили две служанки.
Их хозяйка мучила на работе днем.
А вставали девушки с первым петухом.
Среди ночи громко первый пел петух.
А у той хозяйки был отменный слух.
Бедные служанки петуха схватили.
И в сердцах пернатому голову скрутили.
Думали, удастся рано не вставать...
Но хозяйка вовсе запретила спать!
Коль себя перехитрили —
долго ль до беды.
С петухом — еще цветочки...
Без него — уже плоды!


ВОРОЖЕЯ

Заговоры, заклинанья ворожея знала.
Отвратить гнев всех богов людям обещала.
И от прибыльного дела
Ворожея богатела.
Но не должно власть богов ставить
под сомненье.
И ведут ее на казнь за такое рвенье.
Не смогла предугадать ты суда людского...
Как же смела отменять божеское слово?
Плут готов пообещать счастье
нам умножить.
На поверку — и себя
защитить не может!


ЖЕНЩИНА И КУРИЦА

Курица несла яйцо каждый божий день:
По яичку к завтраку — это ей не лень.
Но хозяйка думать стала:
— По яичку — это мало!
Если больше курице зернышек давать,
И по два яйца за день можно получать!
Корму стало больше. Птица разжирела...
И нестись вообще уж больше не хотела!
Если человека жадность одолеет,
Потеряет он и то, что уже имеет.


ДРОВОСЕК И ОСЕЛ

Тащил осел вязанку дров,
Что дровосек продать готов.
Чтоб осла приободрить,
Тот решил все объяснить:
— Эти наши дров запасы
Я продам за десять ассов.
Два возьму я на еду,
За два овес тебе найду,
Ну а шесть, хоть очень жаль,
Положу скорее в ларь!
Если хворь вдруг... иль природа
Напугает непогодой,
Что из дому ни на час
По дрова не пустит нас,
То, поверь, такой запас
Нам придется в самый раз!
Можно сделать по-другому:
Не несем монеты к дому...
Я тогда тебе позволю —
Ячменя наешься вволю.
Ну а завтра — нет секрета:
Ни одной у нас монеты!
Нет надежд на чудеса:
Не купить нам и овса!
Запасливого обойдет нужда.
А расточительного ждет беда.


СТАРИК И СМЕРТЬ

Старик нес из лесу дрова.
Спина болела, голова.
И по печальной сей причине
Молить стал бога о кончине.
И смерть тогда к нему явилась.
Тяжелой ноше подивилась...
— Зачем ты звал меня, старик?
У старика немел язык:
— Устал чуть-чуть, но дров не брошу.
А ты... поправь мне эту ношу!
Какой тяжелой ни была бы доля,
Как бы несчастен ни был человек,
Но с жизнью он по доброй воле
Не распрощается вовек.


ДЕЛЬФИНЫ И ПЕСКАРЬ

Дельфины с акулами все враждовали.
Тщеславье и гонор в сердцах их играли.
Подплыл к ним пескарь,
Их хотел примирить...
Но не удалось их ему убедить.
— Такой миротворец, как ты,
нам смешон! —
Услышал пескарь тот с обеих сторон.
Так люди, чье качество главное — спесь,
Не смогут заметить, в чем истина есть.


ОРАТОР ДЕМАД

Оратор Демад говорил пред народом
О нуждах Афин, о делах и походах.
Только оратора слушали плохо.
— Не рассказать ли вам басню Эзопа?
Сразу народ оживлен стал и весел.
Начали слушать его с интересом.
— Деметра, ласточка и угорь
отправились в поход.
Им речка на пути попалась —
ну не идти ж в обход!
Ласточка перелетела, угорь переплыл...
Тут оратор замолчал будто бы без сил.
— А что же Деметра?! —
все громко кричали.
Ответил оратор: — Деметра в печали!
Смотрит богиня на вас, удивляется,
Что дела города вас не касаются!
Здесь нет разговора о нуждах, о счастье.
Все слушать желают Эзоповы басни!
Порой сойдутся граждане
для подвигов, а сами,
Забросив дело важное,
займутся пустяками!


ПУТНИКИ И МЕДВЕДЬ

Шли два друга в летний вечер.
Вдруг — медведица навстречу.
Друг — на дерево.
Второй лазать не учился,
Он упал на землю — мертвым
притворился.
Медведица, лежащего обнюхавши, ушла.
Второй спустился с дерева:
— Хорошие дела!
Что шептала на ухо медведица тебе?
— Не бросай товарища никогда в беде!
Смысл же этой басни ясен
всем без спора:
Верные товарищи познаются в горе!


ПУТНИКИ

Два путника идут по дороге.
Один из них топор вдруг находит.
Второй закричал во всю глотку:
— Как повезло нам с такою находкой!
Только первый тут строго сказал:
— Кто находку нашел — тот себе ее взял.
Догоняет путников хозяин топора.
Первый: — Вот погибель наша подошла!
— Неверно ты мыслишь, —
сказал тут второй, —
Доказывал ты, что топор только твой!
Ведь ты же не взял меня в долю...
Отведай расплаты сам вволю!


ВРАГИ

Плыли двое врагов на одном корабле.
Друг друга они не терпели.
Один на носу, а другой на корме.
Злобою черной кипели.
Молнии вдруг преградили им путь.
Страшная буря! Корабль стал тонуть.
Волны на палубу быстро неслись.
Первый второму: — Тебе не спастись!
Второй капитану задал вопрос:
— Под воду корма уйдет первой иль нос?
— Нос. Эх, погибли мы все на волне!
Ага! — закричал тот, что был на корме.
— Не жаль мне, что тонем, что жить не придется,
Лишь бы увидеть, как враг захлебнется!
Дурень согласен и сам умереть,
Только б на гибель врага поглядеть.


ЛЯГУШКИ

Жили-были две лягушки,
Две веселые подружки.
Одна — на самой дороге, в луже.
Другая — в пруду, и жилось ей не хуже.
— Ты в пруд перебирайся, —
подругу убеждала.
— Здесь будет безопасно, да и еды немало.
Но та ей возражала: — На что мне уговоры?
Ведь в луже мне привычно. Я здесь
уж месяц скоро.
Отсюда — ни ногой я, любезная коллега...
Тут на лягушку в луже наехала телега!
Порою так и люди: хоть про опасность знают,
Из-за дурных привычек и жизнь
свою теряют.


ДУБ И ТРОСТНИК

Спорили дуб и тростник: кто сильнее?
В бурю жестокую кто уцелеет?
Ветер внимательный спор их подслушал,
Бурю поднял он на море и суше.
Тростник испугался, пригнуться успел.
Ветер пронесся. Тростник уцелел.
Дуб-великан бурю еле заметил.
Грудью порывы он первые встретил.
Ветер, что вольно гулял во всех странах,
Ветер, что волны гонял в океанах,
Что поднимал ураганы, тайфуны,
На дуб непокорный со всей мощью дунул!
С корнем дуб вырван. Тут ветер сказал:
— Ты б мне поклонился —
тогда б устоял.


ПАСЕЧНИК

Вор унес с пасеки соты и мед.
Пасечник старый к ульям идет.
Увидев пропажу, он так огорчен!
Но пчелы подумали: соты взял он.
Жужжали, кусали его разъяренно.
И пасечник бедный сказал огорченно:
— Вору ночному вы не помешали!
А благодетеля вы искусали!
Так люди не спешат в проблеме разобраться
И с другом, не найдя врага, готовы драться.


ДЕЛЬФИН И ОБЕЗЬЯНА

Морские путешественники из заморских стран
Везут к себе на родину забавных обезьян.
...Буря разыгралась, корабль потопила.
Каждому спасаться очень трудно было.
Дельфин тут обезьянке поддержку предложил.
И, взяв ее на спину, он к берегу поплыл.
Спросил он обезьяну: — Вы родом из Афин?
А та ему: — Конечно! Скрывать мне
нет причин!
Конечно же, есть город любимый у меня.
В Афинах мои дети и знатная родня!
— А знаешь ли Пирей ты? — спросил ее дельфин.
— Конечно. Это добрый, богатый господин.
Дельфину стало горько: внезапно он узнал,
Что, силы не жалея, обманщицу спасал.
Так ложь жестоко ранит тех, кто добро творит.
Расстроится порою и твердый, как гранит.


ОЛЕНЬ И ЛЕВ

В воде отраженьем олень любовался.
Рогами ветвистыми он восхищался.
А тонкие ноги похвал не дождались,
Худыми и слабыми ноги казались.
Пока он раздумывал, лев показался —
Тотчас зарычал, за оленем погнался.
И, пересилив нешуточный страх,
Понял олень: его сила в ногах!
Вдруг роща. Рога, что его восхищали,
Застряли в ветвях и оленя сковали!
— Несчастный я, глупый, — олень тут сказал.
— Спасло меня то, чем я пренебрегал!
А то, что красою пленило, —
Меня в результате сгубило.
Часто и в жизни нам тот помогает,
Кто даже дружбы-то нашей не знает.
А те, что, казалось, могли бы помочь,
Оставят в беде, побегут от нас прочь!


ЛЕВ И ОЛЕНЬ

Олень, охотников боясь, в пещеру забежал.
Но тут, хозяина узрев, сильнее задрожал.
Лев, что в той пещере жил,
В гостя зубы вмиг вонзил.
И олень, доставшись зверю,
Молвил: — В счастье я не верю!
Только знаю лишь одно:
Мне спасенье не дано.
Доказал и этот случай:
Я, наверно, злополучный.
От людей бежал, спасался,
В лапах льва вдруг оказался!
Так и люди иногда
В панике: — Беда! Беда!
К пропасти бегут, не понимая,
Что одну беду на худшую меняют.


ОЛЕНЬ И ВИНОГРАД

Олень угрозы избежал:
Он в винограднике укрылся.
Охотник мимо пробежал
И даже не остановился.
Можно оленю теперь подкрепиться.
Тут и лоза с виноградом сгодится!
Он сочные листья жевал и жевал...
Но только охотник оленя искал!
Он зверя увидел, метнул острый дротик.
...Предсмертная боль, что сильней не найдете!
Понял олень, что пришло наказанье.
Неблагодарность — вины той названье.
Молвил олень винограду: — Прости!
Тебе удавалось оленя спасти!
А я твои листья и ветви губил,
За это и кару с небес получил.
Может, и вы на веку своем встретили
Того, кто не чтил, обижал благодетеля…
Пусть от судьбы он подарков не ждет:
Кара с небес непременно придет!


МОРЕХОДЫ

Корабль с мореходами плыл по волнам.
Завтра Афины! Родные ждут там.
Но страшная буря путь перечеркнула,
Корабль завертела и мачту согнула.
Все поняли: тонем! И были в печали...
В трюме, конца ожидая, стояли.
Помощь богов стал один призывать,
Жертвы несметные им предлагать...
Дал обещанье их помнить и чтить,
Веру большую в друзьях возродить.
Шторм стих. Мореплаватели — пировать!
Смерти сейчас удалось избежать!
Но кормчий суровый прервал вакханалию:
— Не знаем пути и погоды мы далее.
Буря в пути не пришла просто так.
Мудрых богов нам, забывчивым, знак!
И в радости помнить всегда мы должны,
Что буря спешит за признаньем вины!
Бездумно и ты не приветствуй удачу...
Все повернется, возможно, иначе.


КОШКА И МЫШИ

Очень нравилось мышам в доме
с кухней жить.
Кошка их подстерегла, чтобы изловить.
Мышки все по норкам — там их не достать.
Стала кошка тут же хитрость проявлять.
На гвозде повисла, словно умерла.
Мышка, все увидев, к ней не подошла:
— Нам твое коварство издавна известно.
Не умеют жить коты правильно и честно.
Хоть мешком ты обернись,
хоть спектаклей будет серия,
Веры нет тебе ни в жизнь,
нет к тебе доверия!


МУХИ

Мед пролился в кладовой.
Мухи — вмиг туда гурьбой.
Ели, ели — все им мало:
Видно, жадность обуяла.
Вот уже завязли ноги у обжор...
Только из-за меда снова стон и спор!
Им бы оторваться и скорее в путь.
Но они, обжоры, начали тонуть!
Стали мухи плакать и богам молиться:
— Нам бы хоть разочек полетать, как птицы!
Ох, за что несчастными мы на свет родились?
За недолгий этот пир жизнью поплатились.
Бывает, что порокам потакаем,
А после часто жизнь свою теряем.


ЛИСИЦА И ОБЕЗЬЯНА

Как-то звери все царя на год выбирали.
За проворство обезьяну царствовать позвали.
Пригласила тут лиса царицу прогуляться.
До капкана довела, стала признаваться:
— Мясо я в лесу нашла. Но его не съела...
Для царицы сберегла, подарить хотела.
Обезьяна — к мясу! Щелкнул злой капкан.
Обезьяна сразу в крик: — Как не стыдно вам!
Вы правителя в ловушку хитро заманили...
Страшный вред лесным зверям этим причинили!
Тут лиса и объяснила: — Вам подумать надо было!
Ту задачу про капкан разгадать несложно.
А царем быть без ума — просто невозможно!


ОСЕЛ, ЛЕВ И ПЕТУХ

Жили на скотном дворе петух и осел.
Царь зверей во двор однажды зашел.
Лев, что известен был силою здесь,
Увидел осла, захотел его съесть.
— Ку-ка-ре-ку! — начал Петя кричать.
Лев испугался, пустился бежать.
Страху петух тот внезапно навел!
Духом воспрянул бедняга осел,
В погоню пустился за львом
И пожалел очень скоро о том.
Лев обернулся, осла увидал...
И тут уже промаху хищник не дал.
Так люди, видя унижение врагов,
Уверенность приобретают.
Но коли силы мало, много слов,
То часто жизнь свою теряют.


ОБЕЗЬЯНА И ВЕРБЛЮД

Закончилось собрание.
И, чтоб украсить час,
Макака-обезьяна
скорей пустилась в пляс.
Все хлопали в ладоши.
Всем очень повезло
Увидеть обезьянки такое ремесло.
Двугорбому завидно.
Стал хмуриться верблюд,
Ведь не его, как видно,
Танцором назовут.
Он вышел неуклюже...
Пытался так и сяк
Исполнить пляс верблюжий...
А ноги-то никак.
А ноги разъезжаются...
Он — животом об пол!
Все звери возмущаются:
— Ну что за произвол!
Из зависти соперничать с искусным начинаем.
Потом придется нервничать:
позор переживаем..


ДВА ЖУКА

Летом жили два жука на острове,
в навозной куче.
Зимой здесь участь нелегка.
На берегу сытней и круче.
И тот, кто посильней, сказал:
— На берег полечу.
Сам подкормлюсь я и тебе
там корм найти хочу.
Ты жди, вернусь я обязательно.
В беде не брошу я приятеля.
Тот всю зиму ожидал весточки от друга.
А весною увидал толстяка с супругой.
— Ох, заботы и дела…
Я женитьбой занят был.
В хлопотах зима прошла,
я об острове забыл...
Как легко порою посулы раздавать...
Труднее обещанья свои же выполнять!


ПОРОСЕНОК И ОВЦЫ

Средь овец однажды пасся поросенок.
Утром он от страха закричал спросонок.
То пастух сердитый, что два дня не ел,
Поросенка малого унести хотел.
Овцы рассердились: — Нас хватают тоже!
Обстригут и рядом шерсть в тюки положат.
Поросенок овцам тут же объяснил:
— Визг и крик мой утром не напрасным был.
А у вас все тихо. Сами вы сказали,
Что от вас не мяса, только шерсти ждали!
Так и в миру: теряя жизнь — кричи.
А коль теряешь шубу — сдержись
и промолчи.


ДРОЗД

В метровую рощу дрозд стал прилетать —
До отвалу ягод сладких поклевать.
Птицелов на птичий клей
вмиг дрозда поймал.
Каяться перед кончиной тут сластена стал:
— Не берег я, жадный, дерево святое...
И, наверно, жизни долгой не достоин!
А дрозду бы жадность малость поунять,
Мог бы и сегодня в небесах летать.


ГУСЫНЯ, НЕСУЩАЯ ЗОЛОТЫЕ ЯЙЦА

Смертный у бога богатство просил.
Гусыню Гермес ему подарил.
Она не проста: у кого ни жила,
Яйца всегда золотые несла.
Хозяин решился гусыне сказать:
— Долго ль богатства прикажете ждать?!
В день по яйцу получать мне не нравится.
Сейчас получу я все яйца, красавица.
Разрезал гусыню... Идея плоха!
Яиц не нашел, лишь одни потроха.
Глупцу что ни дай — толку все же не будет:
Источник богатства он сразу погубит.


СОБАКА И ХОЗЯИН

Осел с собачкой маленькой
хозяину служили.
По-разному обласканы
хозяином тем были.
Собачка танцевала
на задних лапах прытко.
Ей ласки доставались
и лакомства в избытке.
И ослу хотелось ласки:
— Заслужу-ка ласку пляской!
Он и прыгал, и резвился,
Но хозяин рассердился:
Палкой он осла прогнал
И к оливе привязал.
Грустно тот осел глядел:
Разный, знать, у всех удел!
Здесь одно можно сказать:
За чужой не рвись ты славой.
Рыбы созданы, чтоб плавать,
Птицы — в небе чтоб летать!


ДВЕ СОБАКИ

У одного хозяина всегда без ссор и драки
Жили-поживали две больших собаки.
Одна была охотничья — добычу приносила.
Вторая, сидя во дворе, хозяйство сторожила.
Охотничья однажды: — Да где же ваша честь?!
Чужим трудом добытое для вас возможно есть!
Сторожевая тут же промолвила в ответ:
— Вины на мне, собаке, большой, считаю, нет!
Раз виноватых ищешь — хозяина брани
За то, что приучил меня лентяйничать все дни!
Так сыновей-бездельников ругаем мы напрасно:
На воспитателях вина! Давно всем это ясно.


ОТЕЦ И ДОЧЕРИ

Дочерей двух замуж
выдавал отец.
И сыграли свадьбы
обе наконец.
Их мужья трудились,
как велось извечно.
Первый — огородник,
а второй — горшечник.
Навестить решил отец
старшую однажды.
Девушке завидовать
мог в селе бы каждый:
Там достаток в доме есть,
На что сесть и что поесть...
— Только ливень долгий
с мужем очень ждем
Иль грозу с обильным,
проливным дождем.
Наши овощи б напились —
То-то мы бы веселились!
Ко второй пошел отец:
Дом — не дом, скорей дворец!
Люди едут отовсюду,
Покупают все посуду.
Здесь молитвы лишь о том,
Чтобы сухо было днем.
Чтобы в ноченьку луна
Освещала мир сполна.
Чтоб посуда высыхала...
Две мечты... и два начала!
Призадумался отец:
— Что решить мне наконец?
О которой мне молиться?
Перед кем мне повиниться?
Хочешь сразу две решить задачи?..
Дважды ты потерпишь неудачу!


ГАДЮКА И ЛИСА

По реке змея на веточке плыла.
Половодье спутало все ее дела.
Вдоль реки лиса бежала,
Утлый плот тот увидала,
На котором гадюка от страха дрожит.
— По пловцу и корабль, — тут лиса говорит.
— Боги с небес за тобой наблюдали,
За злые дела и корабль ветхий дали!
Не была б судьба к тебе так зла,
Если б ты сама добрее была.


ВОЛК И ЯГНЕНОК

Волк поймал ягненка, что отстал от стада:
— Волки всем ягнятам бесконечно рады!
А ягненок молвил: — Я и не ропщу.
Только я гармонии всегда во всем ищу.
Чтобы не погибнуть мне совсем бесславно,
Разреши, станцую перед смертью славно...
Ты же мне на дудке рядышком сыграй...
Заиграл волк тут же: — Танцы начинай!
А собаки услыхали — в чащу серого загнали...
Еле волк тот уцелел и уж больше не дудел!
На пенечке волк сидел и под нос бубнил-гудел:
— Есть у каждого свои свойства и таланты.
Не пристало мяснику рваться в музыканты


ВОЛК И КОЗЛЕНОК

Забрался козленок на крышу дома.
Все ему ново тут, все незнакомо.
Волка увидал он — вот бы проучить.
Серого разбойника манерам научить!
И, зная, что снизу его не достать,
Волка бесстрашно он стал укорять:
— Слушайте все! Волку нужно признаться:
Козлятами бедными стыдно питаться!
Пусть здесь и сейчас всем нам хищник ответит:
За что им напуганы малые дети?!
А волк отвечал: — Вел себя б ты потише,
Когда б не укромное место на крыше!
Порою стоит корень смелости искать
Лишь в том, что враг не может нас достать.


ГАЛКА И ПТИЦЫ

Как-то Зевс назначил день птичьего собранья,
Чтоб царицы красоты совершить избранье.
Галке дома не сиделось —
Перья всюду собирала.
И у зеркала вертелась —
На себя их примеряла.
День настал. И птицы все Зевсу показались.
Но наряды лучше всех у галки оказались!
Зевс уже было сказал: — Вот она — царица!
Но и боги иногда могут ошибиться.
Птицы перья все свои вырвали у галки.
И ощипанной осталась галка, словно палка.
Так и люди часто — украсятся чужим,
Но достоинства легко обратятся в дым.
Коль расстанутся с чужим воры из-под палки,
Мнимые герои станут просто жалки.


ЗЕВС И АППОЛОН

Спорили два бога — Зевс и Аполлон:
Лучше кто стрельнет из лука —
Чья искусней тут наука?
Кто тут чемпион?
Первым Аполлон взял лук,
И все замерло вокруг.
Но стрела недолго мчалась,
На земле вдруг оказалась.
Зевс шагнул. Стрелу поднял.
Состязаться с ним не стал:
Шагом он объять сумел
Весь противника предел.
Так всегда — сильнейший
будет побеждать!
С сильными тягаться —
неудачи ждать.


ЗЕВС И ЧЕРЕПАХА

Зевс на свою свадьбу
послал всем приглашенья.
На столах дубовых готовы угощенья.
Только черепаха к богу не явилась.
Может быть, уснула или заблудилась?
— Что же приключилось? — бог спросил потом.
— Почему на праздник не пришла в мой дом?
Черепаха отвечает: — Свой дом — лучший дом.
И тепло мне, и уютно в доме лишь моем.
Оскорбленье богу нелегко простить:
— Будешь дом отныне на себе носить!
Каждый, кто б он ни был, домом дорожит.
Где бы ни ходил он, всяк домой спешит.
Пусть твой домик скромен, пусть он небогат,
Но чужих дороже сердцу во сто крат.


ЗЕВС И ЛИСИЦА

Зевс, оценив ум и ловкость лисицы,
Сделал плутовку лесною царицей.
Но сам разобраться хотел не спеша:
До царской возвысилась лисья душа?
Саном высоким гордилась лисица.
Рабы на носилках носили царицу.
А птичка, видать, по делам пролетала.
Лисица с собою тут не совладала
И бросилась тотчас ее ловить,
Не царскую выказывая прыть.
Разгневался Зевс: — Твой проступок —
не малость!
Так значит, душа твоя прежней осталась?
Зачем тебе трон?! Жить в норе — твоя участь
И птичек ловить, от бесславья не мучась.
Негоже обижать народ — звериный ли иль птичий.
Царь должен подданных любить, не делая различий!


ГЕРОЙ

Герой у человека как-то раз гостил.
Хозяин очень тем гордился.
Богатые подарки гостю подносил —
Прославиться стремился.
Однажды, задремав в покоях,
Увидел он во сне героя.
И слышит мудрое сужденье:
— Ты на пороге разоренья.
Меня, однако, не вини:
Тщеславье тешил ты все эти дни.
Чтоб благоденствие не обратить в химеру,
Во всяком деле надо знать бы меру.


ВОРЫ И ПЕТУХ

Воры в дому не нашли ничего.
Только петух... Ну и взяли его!
Стал их петух умолять о пощаде:
— Вы отпустите меня, Зевса ради!
Утром хозяев я сонных бужу:
За распорядком прилежно слежу.
С делом справляюсь. Чуть солнце встает —
Уж на работу спешит весь народ!
Воры сказали: — Зовет их вставать?..
Значит, мешает он нам воровать!
Что хорошо для хороших людей,
Вредным нередко считает злодей.


ГАЛКА И ВОРОНЫ

Галка хвастливая ростом гордилась.
К подругам с презреньем она относилась:
— Кто ростом не вышел — тем песен не петь!
А я... и к воронам могу полететь!
Явилась к воронам: — Давайте дружить,
Со мной, черной галкою, весело жить.
Вороны чужих принимать не желали —
Ту галку побили и тут же прогнали.
Галка вернулась скорее к своим:
— Сладок отечества милого дым...
Стая изменницу не приняла:
— Слишком ты, галка, спесивой была!..
Так люди порою свой дом покидают,
В надежде, что там, на чужбине, признают...
Но Родина тем, кто ей верность хранит,
Всегда помогает и счастье дарит.
И все осознав, возвращаются люди:
Без Родины полного счастья не будет!


ВОРОН И ЛИСА

Ворон однажды добыл кусок мяса.
— Есть и обед у меня, и запасы!
На ветке сидел, а лиса увидала:
— Мне бы то мясо... — раздумывать стала.
— Ворон, ты очень красив и велик!
Тебе бы еще сладкозвучный язык —
И птицы тобою могли бы гордиться...
Ты создан, чтоб стать надо всеми царь-птицей!
Ворон закаркал: — Я, я тут всех выше!
А мясо упало... И ворон услышал:
— Чтоб царствовать, голоса громкого мало!
Тебе, чернокрылый, ума не хватало!
К волку с добычей лиса побежала
И по дороге она предвкушала:
— Вдвоем посмеемся над тем дуралеем,
Который ни думать, ни петь не умеет!
В жизни нередко бывает, что ловко
Вмиг обхитрит дуралея плутовка.


ВОРОНА И ВОРОН

Ворона старого слушала стая:
— Мы вот резвимся, бездумно летая,
А ведь зимой не прожить без запаса.
Все по грибы! Не теряйте и часа!
В стае ценили у ворона ум,
Мудрую птицу прозвали вещун.
Ворона, что с вороном рядом жила,
Глупа и завистлива очень была:
— Я могу также вам, птицы, вещать!
И принялась громко каркать-кричать.
Красноречиво и с выраженьем
По темам по всем поделилася мненьем.
Крик этот громкий все птицы слыхали…
А после друг другу тихонько сказали:
— Голос-то громкий — ни дать и ни взять,
Но толку в той речи пока не видать...
Чванство присуще вороньей натуре.
Как бы набраться ума этой дуре?


ВОРОНА И СОБАКА

Жертву Афине ворона возлагала.
Собаку на жертвенный пир приглашала:
Собака вороне тотчас говорит:
— Зачем эта жертва, смиренный твой вид?..
Все знают: Афина тебя ненавидит!
В твоих предсказаниях толку не видит.
Задумайся ты и скорей посмотри:
Афине хоть пир, а хоть два или три...
С открытой душою друзьям угождай.
Врагам, если должен, ты долг свой отдай.
Из страха готова врагу услужить...
Но враг — это враг! Он не может любить!
Трезвых рассуждений часто не хватает
Тем, кто у врага любовь найти мечтает.


ВОРОН И ЗМЕЯ

Ворон добычу долго искал.
Увидел змею... Схватил, приподнял...
Змея, извернувшись, ужалила птицу.
Ворон вскричал: — Что со мною творится?!
Плохо мне! День свой последний летаю.
Я от добычи своей погибаю!
Нам бы смеяться — а мы вдруг заплачем:
Горем порой обернется удача.


ГАЛКА-БЕГЛЯНКА

Поймал охотник галку, лапки ей связал,
Сыну малолетнему галку передал.
Но с людьми пернатая жить не захотела,
Утром потихоньку в рощу улетела.
Длинная веревка запуталась в ветвях.
Снова на беглянку нападает страх:
— От беды я малой, глупая, умчалась...
И с бедой большою тут же повстречалась!
Басня учит думать: коль беда случится,
Не спеши в несчастье большем очутиться.


СОБАКА И ЛИСИЦА

Раз льва бегущего увидела собака.
— Догнать его! — вскричала забияка.
Лев на ту задиру грозно зарычал...
Ужас на собаку бедную напал.
Ей лисица говорит:
— Твой поступок всех смешит.
Рыкнул лев — и ты дрожишь.
Так за кем же ты бежишь?
Негоже в тогу храбреца тому рядиться,
Кто даже звука громкого боится.


ВОЛК И СОБАКА

Во дворе собаку страшный волк схватил,
Та запричитала: — У меня нет сил!
Тощая, худая, видишь, я сейчас.
А вот в доме завтра торжество у нас.
Я поем послаще, стану пожирнее
И уж, несомненно, буду повкуснее!
Волк всему поверил, без еды ушел.
Через день он к дому снова подошел...
А обманщица собака спит на самой крыше!
Волк, оставшись без еды, только лапу лижет.
Умная собака и дальше береглась,
Чтобы в лапы волку больше не попасть!


ГОЛОДНЫЕ СОБАКИ

Отмачивали шкуры в речке скорняки.
Голодные собаки бежали вдоль реки:
— Вот бы шкуры нам достать!
Сладкий жир со шкур слизать!
— Только шкуры далеко
И достать их нелегко!
Речку выпить сговорились.
Все к работе подключились.
Лопнули, не сделав дела!
А река... не обмелела.

Всегда и всюду тот не прав,
Кто, сил своих не рассчитав,
В опасном деле верховодит, —
Погибель часто он находит.


СОБАКА И ЗАЯЦ

Зайца собака поймала
И развлекаться с ним стала:
То за хвост его кусать,
А то нос его лизать.
Тот, измучившись, привстал
И собаке так сказал:
— Ты или целуйся, или же кусайся.
Друг ты или враг мне? Ну-ка сознавайся!
Двуличные люди легко изменяют:
То другом себя, то врагом представляют.


КОМАР И БЫК

Комар на рог быка уселся.
Довольный, он на солнце грелся.
Потом, собравшись чуть-чуть полетать,
Решил об этом мнение быка узнать:
— Должен, бык, ты мне сказать,
Стоит ли сейчас летать?
Бык огромный тут ответил:
— Я тебя и не заметил.
Знать и впредь я б не хотел:
Прилетел ты? Улетел?
Понял наш комар тогда,
Что ни пользы, ни вреда
Он на всем своем веку
Не сможет принести быку.


ЗАЙЦЫ И ЛЯГУШКИ

Как-то зайцам стало стыдно:
Быть трусливыми обидно!
Чтобы больше не стыдиться,
Лучше в речке утопиться!
Дружно подбежав к обрыву,
Вдруг косые видят диво:
Вроде смелые лягушки
Навострили сразу ушки,
Топот зайцев услыхав,
Стали прыгать из канав:
Быстро в речке схоронились.
Зайцы же приободрились:
— Нас трусливей твари эти.
Зайцам можно жить на свете!
Так чей-то жалкий и плачевный вид
В значении своем нас быстро убедит.
И коль кому-то хуже нас бывает,
Тень наших бед помалу отступает.


ЧАЙКА И КОРШУН

Чайка огромную рыбу схватила —
Коршуну лишь это было б под силу.
— Хватит за рыбкою мелкой гоняться:
Стану я рыбой огромной питаться!
Проглотить пыталась, только подавилась.
Больше над волнами чайка не резвилась...
Чайка была чересчур уж спесива,
И поплатилась она справедливо.


ЛЕВ И КРЕСТЬЯНИН

Лев к дочери крестьянина посватался с утра:
Замуж выйти девушке пришла уже пора.
Крепко тут задумался девушкин отец:
— Ну во всем ты, Левушка, славный молодец.
Подходящий ты жених
Для волчиц и для лосих.
Но тебе б с зубами острыми расстаться,
И не станет моя дочь жениха бояться.
Коль не будет ни когтей, ни зубов,
Справить свадьбу я сейчас же готов.
Отчаянно влюбленный,
Любовью ослепленный,
Лев вырвал себе зубы и срезал когти, но...
Стать мужем девы было ему не суждено.
Палками хозяин выгнал жениха,
И убрался лев подальше от греха.
Нечего роптать, что слабый победил,
Если сам же силы ты себя лишил.


ЛЕВ И ЛЯГУШКА

Царь зверей прошелся берегом пруда.
Только всколыхнулась вдруг тихая вода.
Он услышал наяву:
Громко «ква!» кричат ему.
— Ну, наверно, зверь достойный
Окликал меня пристойно...
Оглянулся — то лягушка,
Вся в морщинах, как гнилушка,
То ль от страху, то ль от злости
Льву перемывает кости.
Слышно всюду «ква!» да «ква!» —
Разболелась голова.
Лев от кваканья устал
И лягушку растоптал!
Так бывает иногда,
Что болтливых без труда
Вожаки на место ставят —
Замолчать хоть так заставят.


ЛЕВ И ЛИСИЦА

Лев, состарившись, решил:
— Раз не стало больше сил,
Хитростью еду добуду.
И пустил он слух повсюду:
— Болен я, лежу в пещере.
Мне помочь прошу и верить...
Только всех, кто навещал,
Лев хватал и пожирал.
Множество зверей пропало.
Жалко их лисице стало.
У пещеры вопрошает:
— Как лев гордый поживает?
— Ох, как плохо! — отвечает
И лисицу приглашает:
— Что, лиса, ты где-то бродишь,
А в пещеру не заходишь?
— Каждый тут зайти готов,
Вижу множество следов,
Только долго ль до беды?!
Все к тебе ведут следы,
А назад — ни одного.
И я знаю отчего!
По приметам умные могут догадаться,
Что беда поблизости.
Надо опасаться!


ЛЕВ И КРЕСТЬЯНИН

На скотный двор к крестьянину
как-то лев забрел.
Ворота тот закрыл скорей
и бревном подпер.
Лев, не в силах выйти, растерзал овец
И корове бедной враз пришел конец.
Выпустил хозяин наконец-то льва.
И тогда услышал от жены слова:
— Поделом тебе, глупец старый, поделом.
Зверя и скотину свел во дворе одном.
Думал, что находкой умник отличился.
Вместо этого добра своего лишился.
Чтоб не горевать потом,
Не впускай опасность в дом.


ЛЕВ И ДЕЛЬФИН

Как-то лев дельфину предложил союз:
— Наша дружба будет крепче всяких уз.
Ты же властелин морской,
Я, понятно, царь лесной.
Вместе, если ты готов,
Победим мы всех врагов.
На союз дельфин охотно согласился.
Вскоре же печальный случай приключился.
Дикий бык боролся с львом.
Долго битва шла.
Лев уж ранен, у него скверные дела.
Стал властителя морей лев
на помощь звать.
Тот услышал — он бы рад друга поддержать,
Только понял: быть беде —
Он ведь дышит лишь в воде!
...Лев выжил, но друга в измене винил.
Морского царя царь лесной не простил.
А просто в союзники надо брать
Того, кто сумеет тебя поддержать.


ЛЕВ И МЕДВЕДЬ

Львом с медведем был убит
молодой олень.
При дележке подрались —
ссорились весь день.
Рухнули на землю. Видят: скоро ночь.
А лисица с их добычей убегает прочь.
Горюют лев с медведем: —
И для чего мы бились?!
Выходит, для лисицы старались и трудились.
Часто так и люди: ссорятся и бьются,
А плоды труда их хитрым достаются.


ЛЕВ И ЗАЯЦ

Спящего зайца царь лев увидал:
— Вот я неплохо сейчас пообедаю!
Мимо олень быстроногий промчал.
— Лучше-ка я оленинки отведаю!
Он за красавцем-оленем погнался,
Но не догнал — без обеда остался.
К зайцу вернулся, — а заяц ушел.
Лев обманулся, как глупый осел!
Так человек, что имеет доходы,
Вдруг на себя накликает невзгоды.
Богатства манит его призрачный свет…
А в результате и малого нет!


ЛЕВ, ОСЕЛ И ЛИСИЦА

Странные по лесу разнеслись вдруг вести:
Лев, осел, лисица жить решили вместе.
Днем они добычи множество поймали.
К ужину готовиться наконец-то стали.
Поделить добычу лев ослу велел.
Разделил осел всем ужин как умел:
Все на равные три части,
Что и привело к несчастью.
Лев был зол и съел осла.
Следующей лиса была.
Всю добычу в кучу стала она класть,
Отделив себе лишь крохотную часть.
Всю большую кучу лев тотчас же съел,
А после еды узнать он захотел:
— Кто научил тебя так правильно делить?
— Осел, что пожелал с тобою равным быть!


ЛЕВ И МЫШЬ

Мышь по уснувшему льву пробежала.
Вмиг она в сильные лапы попала.
Мышь — умолять: — Отпусти, и потом
Я отплачу, непременно, добром.
Лев рассмеялся, но мышь отпустил,
И очень быстро о ней он забыл.
Охотники льва в свои сети поймали.
Крепкой веревкой к сосне привязали.
А сами решили продолжить охоту...
Путы вдруг спали со льва отчего-то!
Мышь перегрызла веревку зубами.
Теперь мышь со львом называют друзьями.
Судьба переменчива. В жизни бывает,
Что сильного слабый порой защищает!


ЛЕВ И ОСЕЛ

Лев и осел на охоту собрались,
А дикие козы в пещеру забрались.
Лев стал у входа: — Коз буду ловить.
Тебе же в пещеру пора заходить.
Начал в пещере осел коз пугать.
К выходу стадо козлиное гнать...
Лев же охотился изо всех сил.
Целую кучу добычи сложил.
Вышел осел: — Ну, как я старался?!
За козами с воем я диким гонялся!
Лев отвечал: — Я б сам в ужас пришел,
Если не знал бы, что это осел!
Так иной глупец зовет себя героем,
Выставив себя посмешищем порою.


ВОЛК И ОВЦА

Пообедав хорошо, волк гулял и песни пел.
Видит он — лежит овца. Рядом с нею сел:
— Понимаю, ты от страха предо мной упала.
Трижды правду мне скажи ты, овца, сначала.
Обещаю — я покоя леса не нарушу.
На свободу отпущу я овечью душу.
— Что ж, — вздохнув, сказала хищнику овца.
Выслушай, зубастый, правду до конца.
Первое: тебя б мне вовсе не встречать.
Если ж встретить — тут слепым тебе бы стать.
Ну а третье, — вот собрать бы
всех волков по свету...
И охотникам отдать всю ватагу эту!
И наступит правда в мире наконец:
Убивать не будут хищники овец.
Волк ее послушал, отпустил овцу...
Тут и наша басня подошла к концу.
Хоть не часто, в жизни тоже так бывает,
Что и враг заклятый правде уступает.


ОВЦА И ВОЛК

Волк изранен был и слаб, на траве лежал...
И, овцу заметив, умолять он стал:
— Ты, овца добрейшая, принеси воды.
Доберусь, напившись, я и до еды...
Волку отвечает мудрая овечка:
— Я — домой. Ты ж, отдохнув,
сам сходи на речку.
А коль я сейчас приду к тебе с водой,
То сама и стану для тебя едой!
За невинной просьбой —
так порой бывает —
Лиходей жестокий умысел скрывает.


ГАДАТЕЛЬ

Гадатель за деньги давал предсказанья,
Повсюду крича о своем дарованье.
Как сына родить, как жену воротить —
Гадатель во всем проявлял свою прыть.
Вдруг человек с громким криком вбежал:
— Гадатель, ты бедным в мгновение стал!
Грабители все в твоем доме украли.
И быстро с награбленным вдаль убежали.
Гадатель взволнованный к дому бежит.
А встречный гадателю тут говорит:
— Зачем убеждаться, ты должен предвидеть,
Что воры тебя захотели обидеть!
Даже себе ты не стал предсказателем...
Так развенчалась слава гадателя.
Коль сам не умеешь себе подсобить,
Не нужно других за монету дурить.


МАЛЬЧИК И ВОРОН

Однажды женщине гадатели сказали:
— От ворона ты скоро ожидай печали.
Твой сын-малютка будет им убит.
Вот мать скорее к мастеру бежит…
Купила крепкий ларь и сына посадила.
Там мальчик спал, и в нем его кормила.
Крючок от дверцы тоже «ворон» звался.
Тяжелым был он и с петли сорвался…
Под ним младенец слабый оказался!
Вещает басня, что верна судьба.
Мы изменить ее не можем никогда.
Гадатель только то оповещает,
Что небо нам сурово назначает.


ПЧЕЛЫ И ЗЕВС

Пчелы свои соты лишь закрыть успели,
Снова мед их люди отобрать хотели.
Пчелы полетели к Зевсу: — Помоги!
Людям не хотим мы вновь прощать долги.
Дай нам жало — будем жалом отгонять
Всякого, кто хочет мед у нас отнять.
Жадности великой подивился бог.
Пчелам назидательный преподал урок:
— Людям мед целебный ваш помогает в горе.
Может многих он больных избавлять от хвори.
До сих пор вы были веселы, беспечны.
Дам вам жало — все вы будете увечны.
Коль на человека сильно разозлитесь,
Сразу вместе с жалом жизни вы лишитесь.
Пчелы с богом Зевсом с той поры не спорят.
Понимают: людям нужен мед от хвори.
Лучше с человеком медом поделиться,
Чем от жадности своей к смерти торопиться.


ЖРЕЦЫ КИБЕЛЫ

Был у бродячих жрецов осел.
Поклажу он нес, за жрецами шел
Через множество мест, через множество сел!
Он от голода, жажды, кнута страдал,
Но всем угождал, никогда не роптал...
Лишь об одном мечтал он в пути:
Хоть после смерти покой обрести.
Вот наконец и пришел его срок —
Новый теперь от скотины есть прок:
Шкуру содрали с осла мудрецы...
Сделали бубны из шкуры жрецы.
Встретил знакомый крестьянин жрецов:
— Где же осел, что служить был готов?
— Сдох. Но осла были тщетны надежды:
Палками бьют его больше, чем прежде!
Судьба жестока: палка или кнут
Смиренного раба всегда найдут.
Но что жрецы? Они осла
так сильно били,
Что вместо верного раба
игрушку получили!


МЫШИ И ЛАСКИ

Долго длилась у мышей с ласками война.
Дважды проиграла бой мышачья сторона.
Мыши вместе собрались и совет держали.
Безначалие виной бед своих назвали.
Что им, бедным, остается?
Выбрали трех полководцев.
Полководцы тут же стали украшаться —
Завели себе рога, чтобы выделяться.
Снова тяжкое сраженье.
Мыши терпят пораженье.
Снова мыши отступают,
Норы их в земле скрывают.
А у полководцев — длинные рога.
Им теперь не скрыться в норы от врага!
Не знаки отличья прославят героев.
Тщеславье с позором в союзе порою.


МУРАВЕЙ

Когда-то муравей был человеком.
Он хлеб растил и сытым был от века.
Но урожая все ему казалось мало,
И жадность всякий час его терзала.
Он хлебопашцам всем завидовал другим.
Обкрадывал соседей этот господин.
Стяжательством он Зевса рассердил.
Бог в муравья хапугу превратил.
Наказан жадный вор, но и теперь
Пролезет муравей в любую дверь.
И та ж мечта опять у него есть:
Кусок, что больше, чем он сможет съесть.
Басня эта говорит:
— В ком злонравие горит,
Ни наказанье божие, ни годы
В том не изменят мерзостной природы!


МУХА

Попала как-то муха
В горшок с мясным отваром.
Набила муха брюхо:
Еды полно — и даром!
И от перееданья
Так муха ослабела,
Что далее шевелиться
Уже не захотела.
Сказала муха: — С жизнью
Могла б сейчас проститься.
Ведь удалось сполна мне
В сей жизни насладиться!
Иной глупец усладу получит
лишь однажды,
А что потом с ним будет —
ему уже неважно.


ЧЕЛОВЕК, ПОТЕРПЕВШИЙ КРУШЕНИЕ И МОРЕ

Моряк, потерпевший крушенье,
До берега еле доплыл.
На море с его иступленьем
Он очень рассерженным был:
— Ты, море, прекраснейшим видом
К себе мореходов зовешь.
А после жестоко обидишь,
Нередко и жизнь заберешь.
А море ему отвечает:
— Я миром встречаю людей.
Но ветры порой налетают
И волны мои поднимают —
Не жаль им морских кораблей.
Когда бесчинства видишь, ты сразу не сердись,
Сначала с подстрекателем спокойно разберись.


МОТ И ЛАСТОЧКА

Расточитель-юноша скарб свой промотал...
Наготу единственный плащ его скрывал.
Вдруг увидел ласточку: — Все! Тепло настало!
Птичка раньше времени тут весну встречала.
Закричал он: — Лето! Лето на носу!
Я скорей на рынок плащ свой понесу!
Только плащ продал он — снова холода!
Стал искать мот ласточку первую тогда.
Но она замерзла. На земле лежит.
И, дрожа от холода, мот ей говорит:
— Прилетать не к сроку очень глупо было!
Ты своим поступком многих погубила.
Людям рассудительность пользу принесет.
Все, что не ко времени, — проку не дает!


БОЛЬНОЙ И ЛЕКАРЬ

К пациенту врач пришел.
Тот такую речь завел:
— Я потею, лоб горяч...
— Хорошо, — промолвил врач.
— Вот опять зовет больной.
— Хуже мне, целитель мой.
У меня такой озноб!
Мерзнут даже нос и лоб.
Что ты скажешь, мой спаситель?
— Хорошо, — изрек целитель.
Пациент совсем ослаб.
Вновь приходит эскулап.
А больной уже все знает,
В тон врачу и отвечает:
— Хорошо! Что и сказать!
Видно, скоро помирать...
Может обмануть тебя
Самозванца важный вид.
Но делами он себя
Все равно разоблачит.


ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ, ТЕРНОВНИК И НЫРОК

Раз мышь летучая, терновник и нырок,
Чтоб получить богатства, чтоб был прок,
Решили вместе за морями торговать.
На судно мыши денег удалось занять.
Терновник одежду на судно принес.
Нырок же из меди изделия внес.
На судно товар загрузили,
В далекие страны поплыли.
Но буря покой возмутила на море.
Всегда мореходам несет она горе.
Еле спаслись, но добро потеряли...
И больше их вместе уже не видали.
Летучая мышь по ночам промышляет,
От заимодавцев скрывается днем.
Нырок же в глубины морские ныряет.
Помнит о меди, жалеет о том.
А терновник за плащи цепляется людей,
В поисках одежды потерянной своей.
Так нас меняют нередко потери:
В грустную жизнь открываются двери.


ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ И ЛАСКА

Ласка мышь летучую как-то раз схватила.
Мышь о милосердии ласку попросила.
Ласка молвит:
— Мне тебя все же съесть придется:
У меня сейчас война с птицами ведется.
— Вздор ты, ласка, говоришь!
Ведь не птица я, а мышь.
Мы с тобою обе звери.
— Что ж, тебе я, мышка, верю.
Ночью следующей мышь в темноте летала.
В лапы ласке уж другой в этот раз попала.
— Ты меня не убивай, — стала мышь просить.
— А по мне мышей бы всех надо истребить!
— Но не мышка я, а птица —
Род наш крыльями гордится.
Ловко придумала новую сказку,
И отпустила опять ее ласка.
Чтоб в смертельную беду нам не попадаться,
Нужно к обстоятельствам умело применяться.


ДРОВОСЕК И ГЕРМЕС

Дровосек на берегу дерево рубил
И топор нечаянно в речку уронил.
Как же без орудия прокормить семью?
Горько жаловался он на судьбу свою.
Жалобы несчастного слышал бог Гермес.
Испытать его решил с помощью чудес.
Золотой топор Гермес из реки достал.
Дровосек же вещь свою в этой не признал.
И серебряный топор бог ему давал.
Дровосек сказал: «Не мой!» — и топор не взял.
С деревянным топорищем бог вернул топор.
Благодарен дровосек богу с этих пор.
Но поступок дровосека богу, видно, мил.
Все три топора трудяге тут он подарил.
Был сосед у дровосека жаден и хитер.
Сделал вид, что тоже в речку уронил топор.
После он Гермеса звал, плакал, голосил...
И из золота топор бог ему явил.
Тот своим тотчас топор золотой признал
И отдать ту вещь ему бога умолял.
Но в ответ ему шумел лишь безмолвный лес.
А с подарком бог Гермес навсегда исчез.
Жадность лучше усмирить,
А с богами — не хитрить.


ПУТНИК И СУДЬБА

Путник уставший прилег у водоема,
уснул...
Было приятно в тени, легонький ветер
здесь дул.
Путник, ворочаясь во сне, двигаться
стал к водоему.
Вдруг разбудили его звуки,
подобные грому.
Это судьбы грозный глас
Путник услышал тотчас:
— Еще бы чуть-чуть — ты бы вниз
покатился,
Спящий внезапно в воде очутился
И стал бы, конечно, судьбу обвинять,
Что не смогла защитить, удержать...
Тот, кто вину признавать не готов,
Часто во всем обвиняет богов!


ПУТНИКИ И ПЛАТАН

Под солнцем палящим два путника шли
И под платаном в тени прилегли.
Молвит один: — Я никак не пойму:
Люди сажают платан почему?
Ведь не приносит он плод никакой.
— Пользы в нем нет, — согласился другой.
Так речи пустые два друга вели
Под сенью платана, где отдых нашли.
Вспомни, как часто и мы обвиняем
Тех, от кого лишь добро принимаем.


ПУТНИКИ

Шли двое путников берегом моря,
Глядя на воду и споря:
— В море, я вижу, корабль плывет.
Может, он нас да Афин довезет?
— Нет, это лодка большая, я вижу.
Пользу большую для нас я предвижу!
...Хворосту это вязанка была —
По воле волн она тихо плыла.
Хворост к ним все приближался — и вот
Видят они: это даже не плот!
К берегу хворост неспешно приплыл.
Тут про себя каждый путник решил:
— Зря дожидались мы, строили планы...
Мечта обернулась горьким обманом!
Так бывает: человек издали велик
и сложен...
А поближе приглядись: он тщедушен
и ничтожен!


ПУТНИК И ГЕРМЕС

Путник голод, жажду на себе познал.
Богу обещанье он в дороге дал:
— Если что-нибудь найду, совестью клянусь,
Пополам с Гермесом я честно поделюсь.
Тут сума большая! Путник посмотрел:
Финики, миндаль там. Все он это съел.
Косточки от фиников, скорлупки миндаля
Положил на жертвенник: — Это от меня!
Поделиться дал я в час голодный слово,
Вот и половина для тебя готова.
Сам, Гермес, внимательно жертву осмотри:
Здесь то, что было сверху, и что было внутри.
Жадные людишки, нарушая слово,
И богов Эллады обмануть готовы!


ОСЕЛ И САДОВНИК

У садовника осел служил,
Фрукты на базар возил.
Отдыха не доставало...
И еды бывало мало!
Попросил осел у бога :
Мне б хозяина другого...
И к горшечнику осел
Через день уже пришел.
Но, как в жизни повелось,
Тяжело ослу пришлось...
То горшки осел, то глину
Брал и брал себе на спину!..
Вновь осел просил у бога:
— Мне б хозяина другого...
И снова он услышан был:
Осла кожевенник купил.
Понял лишь тогда осел,
До чего себя довел.
— Вот теперь дождусь я дня —
Шкуру спустят и с меня!
Часто рядом беды рыщут.
От добра добра не ищут!


ОСЕЛ, НАВЬЮЧЕННЫЙ СОЛЬЮ

Нагруженный солью осел
Шел через речку устало.
Упал — и растаяла соль.
Легче животному стало.
Губки в другой раз он нес,
В воду упал уж нарочно.
Виден едва его нос —
В речке застрял очень прочно.
Губки намокли, вниз тянут осла.
Гибель ослиная чуть не пришла.
Мы часто хитрим, строим план из воды
И сами доводим себя до беды.


ОСЕЛ И МУЛ

Осла и мула погонщик гнал в гору.
Осел был стар, он устал очень скоро.
Подошел он к мулу:
— Чтоб мне не упасть,
Ты моей поклажи понеси хоть часть.
Мул же рассердился: — Ну еще чего!
Мне вполне хватает груза своего.
Только у ушастого сил осталось мало...
Скоро его сердце биться перестало.
Груз осла хозяин мулу привязал.
Сверху груза — шкуру, что с осла содрал.
Думал мул: «Теперь и мне бы не упасть...
Был бы я умнее, груза нес бы часть!»
Часто так и люди: мелочь не прощая,
До беды доводят и друзей теряют!


ОСЕЛ СО СТАТУЕЙ НА СПИНЕ

Скульптор повез на осле статую бога.
Двигались в город они длинной дорогой.
Кланялся богу в пути каждый прохожий.
Думал осел: «Все меня знают, похоже!»
Тут осел решил, что так и будет вечно:
Он почет и славу заслужил, конечно!
Люди все к ослу подходят с уваженьем.
Он же — с грузом на спине.
Что за униженье?
Стал осел реветь и дальше не пошел.
Но хозяин вмиг порядок тут навел:
— Ослиная ты голова, голова дурная!
Возомнил, что так тебя люди уважают.
Не гонись за славою чужою —
И не посмеются над тобою.


ДИКИЙ ОСЕЛ

Домашний осел сытным кормом хвалился.
А дикий такой похвальбе удивился:
— Ты грузы тяжелые носишь весь день.
Все думы — про отдых короткий и тень.
Когда же в траву опустился без сил,
То палкой хозяин тебя колотил!
Я же поем, что найду, где придется...
Но палок мне, вольному, не достается!
Что важнее — сытость иль свобода?
Все зависит только от подхода.


ОСЕЛ И ЦИКАДЫ

Пели цикады в травке высокой.
Долго их слушал осел одинокий...
Запеть бы ослу так, чтоб все были рады!
Ну вот хотя бы как эти цикады.
Ближе осел подошел посмотреть:
— Что вы едите, что б так сладко петь?!
— Росою питаемся, — пели цикады.
— Росой и нектаром питаться нам надо!
Осел две недели нектар только ел.
На третью неделю — осел околел!
Ослу бы запомнить всего лишь одно:
И мама, и папа — все ели зерно.
А чтоб в дураках не остаться,
Всем нужно с природой считаться!


ОСЕЛ И ПОГОНЩИК

Гнал погонщик осла по дороге,
Но несчастье случилась в итоге.
В сторону свернул осел, побежал к обрыву.
А погонщик звал осла, уповал на диво.
Натура у осла упрямая была.
От пропасти за хвост оттаскивал осла.
Без сил уже погонщик.
Он только прошептал:
— Что ж, сам ты выбрал пропасть,
Но я предупреждал!
Ведь недаром твердо убежден народ:
Глупое упрямство не к добру ведет.


ОСЕЛ И ВОЛК

Осел, увидев волка, сразу захромал.
О причине спрашивать хищник его стал.
— Лез через плетень, занозу там загнал.
Ты б мне, волк, занозу из ноги достал.
Как бы при еде тебе не уколоться!
— Ты заботливый осел! —
Волк над ним смеется.
Подошел он сзади вытянуть занозу —
Не почуял хищник для себя угрозу.
А осел лягнул — сработала уловка!
Он ногой все зубы выбил волку ловко.
Плачет серый волк от боли и от злости:
— Мне теперь все звери перемоют кости.
И пойдут по лесу слухи, кривотолки,
Что смешны, а не страшны
вовсе даже волки.
Ну зачем я, волк, что хищником считался,
Ни с того и ни с сего в лекари подался?
Так люди, что не за свои дела берутся,
Как правило, в убытке остаются.


КУРИЦА И ЛАСТОЧКА

Курица яйца змеиные где-то нашла:
Видно, их мама надолго куда-то ушла.
А так как мамы нигде не видать,
Курица стала те яйца спасать!
Долго на яйцах змеиных сидела.
Их согревала, им песенки пела.
Бережно яйца хранила и глядь:
Яйца змеиные стали трещать!
Но ласточка мудрая курице пела:
— Плохо закончится доброе дело...
Змеиных детей ты усыновила.
Им отдала и время, и силы.
Кто змеенышей растит — сам же виноват.
Подрастут — они тебя первой и съедят.
Таков закон природы: в любые времена
Не вырастишь хорошего, коль злые семена.


ПТИЦЕЛОВ И ЖАВОРОНОК

Силки поставил птицелов,
Надеясь на большой улов.
Удивился жаворонок:
— В чем твоя затея? Тот ответил:
— Я дома строю как умею.
Жаворонок к дому близко подошел...
Там приманку — зернышко риса он нашел.
Птицелов же быстро жаворонка — хвать!
Жаворонок понял и успел сказать:
— Если ты такие строишь города,
В них не будет жить никто и никогда.
Правило есть у хороших строителей:
Главное — благополучие жителей.


ПТИЦЕЛОВ И АИСТ

Прицелов расставил сеть
для ловли журавлей.
Очень он доволен был добычею своей.
Аист вдруг попался среди журавлей.
Стал просить: — Меня ты отпусти скорей.
Аисты приносят только пользу людям.
Змей я уничтожу. Вместе жить мы будем.
Только отвечает мудрый птицелов:
— Не напрасен, думаю, мой такой улов!
Журавли посевы в поле потоптали.
Дети мои малые зиму голодали!
Раз среди вредных ты птиц оказался,
Значит, на поле и ты потоптался!
Так общества дурных людей
должны мы избегать,
Чтоб из-за славы их худой изгоями не стать.


ВЕРБЛЮД

Люди, впервые увидев верблюда,
Сильно пугались: что это за чудо?
Но снова и снова за ним наблюдали...
Про нрав его смирный и добрый узнали.
Скоро про верность его говорили,
Потом покатать их верблюда просили.
С тех пор с человеком он дружит,
Ему очень преданно служит.
Есть в этой басне полезный совет:
В мире подлунном ужасного нет,
Чем неизвестного сразу пугаться,
Лучше спокойно во всем разобраться.


ЗМЕЯ, ЛАСКА И МЫШИ

Бились ласка со змеей вот уж много дней,
Доказать старались — кто из них главней.
Мыши тут сбежались, собрались гурьбой,
Молча наблюдали, как идет их бой.
Но, увидев это, оба драчуна
Вспомнили: с мышами у них давно война!
Перестали биться, бросились скорей
Догонять, вылавливать и душить мышей!
Так и в государстве: сильные дерутся,
Малым, чуть покажутся, — шишки достаются.


РАСТОПТАННАЯ ЗМЕЯ

Змею когда-то люди очень обижали:
То ее толкали, то ее топтали.
Жаловалась Зевсу бедная змея:
— Уж слезает кожа клочьями моя!
Зевс сказал ей: — Кожа будет нарастать.
Но себя уметь бы надо защищать.
Если б ты обидчика сразу укусила,
От обид себя бы этим оградила.
Коль твоих укусов люди бы боялись,
Зная о расплате, все б с тобой считались.
И советы Зевса ценны до сих пор:
Ты своим обидчикам всегда давай отпор.


МАЛЬЧИК, ЛОВЯЩИЙ КУЗНЕЧИКОВ

В поле кузнечиков мальчик ловил.
Тут скорпион из норы выходил.
Мальчик было руку и над ним занес...
Только вдруг услышал от него вопрос:
— Что ты, мальчик, хочешь?
Если хочешь жить,
Нужно безобидных лишь комах ловить!
Коль ты уж не ребенок, то должен понимать,
Что не с каждым дружбы следует искать.


КРОТ

К матери кротихе крот слепой идет:
— Я прозрел. Из тьмы я выведу народ.
Мать ему выносит ладана зерно:
— Разгляди попробуй, что тебе дано.
Крот зерно поднес к слепым
глазам поближе.
— Очень ясно камень маленький я вижу.
Горестно вздохнула старая кротиха:
— Где одна беда была, тут теперь два лиха:
Видеть ты, дитя, конечно же, не стал
Да еще и нюх хороший потерял.
Так порой бахвалы обещают много,
А на деле малого совершить не могут.


ЧЕРЕПАХА И ЗАЯЦ

Спорил заяц с черепахой: кто из них резвей.
И решили состязанье назначать скорей.
А у заячьей породы
Ноги быстры от природы.
Полдистанции наш заяц быстро пролетел
И, уверенный в победе, отдохнуть присел.
Черепаха ж свои ноги Не жалела на дороге.
Вот уже уснувший заяц где-то позади.
Шла и шла она упорно до конца пути.
Черепаха очень рада:
Ей и слава, и награда.
Да, ее успех бесспорен.
Ну и заяц опозорен.
Природные таланты развей своим трудом,
Чтоб менее способным не проиграть потом.


ЛАСТОЧКА И ЗМЕЯ

Ласточка свила гнездо под крышею суда.
— Справедливость видеть буду я теперь всегда!
Справедливость, — убеждала, —все ж на свете есть.
Но и здесь случилось ей горе перенесть.
Раз, когда за кормом вдаль ласточка летела,
Заползла в гнездо змея и птенцов всех съела.
Ласточки несчастную старались утешать:
— Приходилось тоже нам своих птенцов терять.
Ласточка ж сказала: — Вдвойне моя беда.
Не ждала насилья я под крышею суда.
Тяжелей перенести нам обиды там,
Где себя вверяем мы судьям иль богам.


ЛАСТОЧКА И ВОРОНА

Ласточка с вороной спорили о том,
Кто из них богами больше одарен.
Ласточка сказала: — Миловидней я.
Грациозность всеми ценится моя.
Но ворона молвила: — Бедная ты птица.
Краса твоя цветет весной, а холода боится.
А мое здоровье целый год цветет,
Потому ворона триста лет живет.
Хоть красу и славят все с любовью,
Все ж ценнее крепость и здоровье.


ЧЕРЕПАХА И ОРЕЛ

Хотелось черепахе, как птицы, полетать.
Орла она просила ее тренировать.
— Но это невозможно, — орел ей возражал.
— Никто испокон веку без крыльев не летал!
Но черепаха снова: — А я вот полечу.
Мне тоже, как и птицам, полеты по плечу.
Меня лишь подними ты — а дальше я сама.
Не хуже я пернатых. Способна я весьма.
Орел взял черепаху и ввысь ее унес.
Вниз рухнула зазнайка, разбилась об утес.
Пропала черепаха. Вот так порой и люди:
Из вздорного зазнайства себя напрасно губят.
Когда тебя заносит, прислушайся к совету.
А то лишь свою глупость докажешь всему свету.


БЛОХА И АТЛЕТ

Атлета за ногу блоха укусила.
Хотел он паршивке явить свою силу.
Она ж увернулась с блошиной сноровкой,
На ногу другую запрыгнула ловко.
К Гераклу тогда обратился атлет:
— Богам и героям до нас дела нет.
Молить ли тебя мне помочь в состязанье,
Когда от блохи я терплю истязанье?!
Ответил Геракл: — Ты к богам обращайся,
Но с мелочью сам на земле разбирайся.


ЛИСИЦЫ И МЕАНДРА

На берег Меандра сходились лисицы —
Хотелось водицы холодной напиться.
Но берег обрывист, и страшно спускаться...
Одна над другими вдруг стала смеяться:
— Неловкие вы и довольно трусливы,
А я вот и смело спущусь, и красиво!
Вот стала спускаться —
и вдруг оступилась.
И в быстрой холодной реке очутилась...
— Подруга, вернись! Покажи, будь добра,
Как ты до речки так быстро дошла?
Теченье пловчиху все дальше несет.
Лису же одно самолюбие грызет.
— В Милете, друзья, у меня есть дела.
Вернусь — покажу, как дорогу нашла.
Хвалилась лиса — и в реке очутилась.
На сушу не скоро она возвратилась.


ВОЛК И ПАСТУХ

Стадо пас пастух-юнец.
Волк за стадом шел овец.
Их пока не трогал серый —
А пастух уж полон веры.
Рассудил парнишка вдруг:
— Волк не враг, скорее друг.
Мне сходить бы в город надо —
Пусть постережет он стадо!
Волк, конечно, очень рад:
Всех овец загрыз подряд,
В стаде учинил разбой —
Будет волку пир горой!
Воротился тут пастух.
Занялся от страху дух.
Стал он плакать и стонать,
На чем свет себя ругать:
— Надо быть совсем без толку,
Чтоб овец доверить волку!


МУРАВЕЙ И ГОЛУБЬ

Муравью захотелось напиться…
Оступился — упал он в водицу!
Голубь увидел и в горный поток
Бросил скорее оливы листок!
Так муравей был от смерти спасен.
Впредь не тонуть постарается он.
Видит: охотник силки расставляет,
Голубь еще про опасность не знает...
Тут муравей изо всех своих сил
Больно охотника вдруг укусил.
Вскрикнул охотник — он боль не стерпел.
Голубь услышал — скорей улетел!
На добросердечие маленькой птахи
Добром захотелось ответить комахе!
Когда есть стремленье беду перемочь,
И слабый бессильному может помочь.


ПУТНИКИ И ВОРОН

Одноглазого ворона встретили люди:
— Нужно вернуться, удачи не будет,
Выбьемся мы бесполезно из сил, —
Один убедительно всем говорил. —
Ворон все знает и все предвещает,
Нам он, наверно, беду обещает!
Но только второй не поверил ему:
— Ворону помощь нужна самому!
Мог бы предвидеть — остался б здоров...
Даже себе он помочь не готов!
Чему он научит? Коль он бы все знал,
То глаз повредить свой, конечно б, не дал.
Советчика слушать, конечно, негоже,
Коль он и себе-то в беде не поможет.


ПОКУПКА ОСЛА

Купив осла, хозяин подвел его к кормушке.
Ослы тут все домашние насторожили ушки.
Один был там безмерно прожорлив и ленив.
Бок о бок встал с ним новый, всех прочих оттеснив.
И продавцу покупку хозяин возвратил:
— С одним мне нету сладу — на двух уже нет сил.
Осел твой выбрал самого негодного в друзья.
Такой же он, как этот, — предполагаю я.
Судить о тебе тоже будут вокруг,
Как только ты скажешь, кто же твой друг!


ДОЛЖНИК И КЛЯТВА

Человек, в долг денег взяв, клялся их вернуть.
Но решенье изменил, встав на гиблый путь.
Странница ему в пути как-то повстречалась
И нечестному плуту Клятвой представлялась.
— Кто нарушит клятву, — тем пощады нет.
Для того вернусь сюда через сорок лет.
А пока пойду в другие города,
Чтобы соблюдали клятвы там всегда.
«Сорок лет немало, — думал человек, —
Всем скажу что денег я не брал вовек».
Рядом встала клятва: — Полетишь в обрыва!
Сорок лет могу я ждать подвигов красивых.
Если ж кто о долге другу забывает,
Гнев богов ужасный тут же вызывает!


ПРОМЕТЕЙ И ЛЮДИ

По Зевса повеленью когда-то Прометей
Лепил из глины разных животных и людей.
Создать животных легче. Их стало слишком много.
Тогда Зевс Прометею промолвил очень строго:
— Скорее часть животных преобрази в людей.
Да не забудь их сделать умнее и добрей!
И Прометей приказу, конечно, подчинился.
Но что-то не доделал: он очень торопился.
Те люди из животных не полностью как люди:
Чего-то не хватает и никогда не будет.
Хоть облик человечий — звериная душа.
Свирепостью те люди и грубостью грешат.
Из нас, наверно, каждый встречал таких людей,
Жестокостью и прочим похожих на зверей.


ГИЕНА И ЛИСИЦА

Говорят, гиена каждый год меняется.
То самцом, то самкой всем
нам представляется.
Как-то раз гиена подошла к лисе:
— Слышу отовсюду о твоей красе.
Очень мне б хотелось стать
твоей подругой.
Что же на сближенье ты идешь с натугой?
— Не меня вини ты, — молвила лисица, —
А свою натуру, что весь час двоится.
Из-за той породы трудно осознать,
Другом иль подругой мне тебя считать.
Так и в нашей жизни: человек двуличный
Сменит убежденья с легкостью привычной.


ПОПУГАЙ И ЛАСКА

Раз принес хозяин в дом свой попугая.
Попугай разговорился, службу свою зная.
А тут злая ласка: — Криком всполошил!
У меня, хозяйки, даже не спросил!
Только появился — а уже кричать.
Я же тут с рожденья — и должна молчать.
Стоит только пикнуть, гонят меня прочь.
На меня сердиты все и день и ночь.
Попугай ответил: — Больно ты сварлива.
Всем ты неприятна да еще спесива.
Потому тебя хозяин невзлюбил.
За меня ж на рынке деньги заплатил.
И у нас бывает: человек сварливый
Сам виновен в жизни серой, несчастливой!


ЛЬВИЦА И ЛИСА

Как-то раз лисица попрекала львицу:
— Лишь один детеныш у тебя родится!
Отвечала львица, сдерживая гнев:
— Детеныш один, потому, что он — лев!
Всегда и везде, и сегодня, и встарь
Подданным нужен один мудрый царь!
А челяди много: лисята, волчата…
Поэтому ты на детей так богата!


ВОЛК И ЯГНЕНОК

Волк ягненка догонял. В храм ягненок забежал.
Волк же стал ягненка звать: — Хочет жрец тебя поймать!
И недели не пройдет, — В жертву богу принесет!
Ответил ягненок: — Стать жертвой богам
Лучше, чем пищей презренным волкам!
Коль о близкой смерти получаешь весть,
Стоит сохранить достоинство и честь.


ДВЕ СУМЫ

На Олимпе Прометей
Так решил, создав людей:
— Вам дарю я две сумы.
Смысл понять вы в них должны.
Все пороки будут в них —
От своих и до чужих.
В первой — что присущи вам:
Разбирайся каждый сам.
Во второй — грехи другие,
То заботы уж чужие.
На плечах у человека
Две сумы теперь от века:
Собственная — за спиной,
А другая — под рукой.
Все поэтому чужие
недостатки обсуждают,
А свои, что за спиной,
попросту не замечают!
Кто в чужих делах порою
Очень строгий моралист,
Оглянись, что за спиною:
Сам-то ты уж так ли чист?


СОБАКА И УЛИТКА

Собаке понравилось яйца глотать,
Однажды пришлось ей на поле гулять.
Улитку на листике палом нашла,
Ее за большое яйцо приняла.
Разинула пасть и скорей проглотила,
Однако внутри дискомфорт ощутила:
— Что это?! Яйца всегда только сладость,
А я проглотила какую-то гадость.
Глупости тут результат налицо:
Не все, что круглое, — это яйцо.
Прежде подумай, а делай потом,
Если не хочешь прослыть дураком.


ДВА ПЕТУХА И ОРЕЛ

Дрались из-за кур во дворе петухи...
Оба отважны, и оба лихи.
Но все же один оказался сильнее.
Побитый уполз с поля боя скорее!
— Ку-ка-ре-ку! — закричал победитель.
Я славный петух! Я и славный воитель!
И, словно на трон, он взлетел на забор.
А сверху ту радость увидел орел...
Орел налетел и схватил петуха!
Судьба гордеца оказалась плоха.
Соперник его оказался слабее,
Но курами всеми с тех пор он владеет.
Так боги нередко смиренных прощают,
А горделивых — орлом укрощают!


СОБАКА, ЛИСИЦА И ПЕТУХ

Петух и собака пешком, понемногу,
За счастьем пустились однажды в дорогу.
К ночи уж в рощу густую пришли.
Дерево толстое сразу нашли…
Собака в дупле у корней приютилась.
Петух же — как птица, что в кроне гнездилась.
Как петуху полагалось от веку,
Утром чуть свет он вскричал «Ку-ка-ре-ку!».
Первой его услыхала лисица:
— Петух на обед и на ужин сгодится!
К дереву рысью лисица примчалась,
Долго в любви петуху объяснялась:
— Ты — славная птица и людям полезен,
Скорее спустись! Спой внизу, будь любезен...
Я к старости стала немного глуха, —
Так уговаривала петуха.
Однако петух был совсем не простак.
На лисью уловку откликнулся гак:
— Спущусь, но пусть сторож нас посторожит.
Окликни его, он под деревом спит.
Лисица — к дуплу, чтобы сторожа звать.
Собака проснулась — лису злую хвать!
Задали же трепку коварной лисице!
Теперь не обидит ни зверя, ни птицы.
Коль враг опасен, к тому же хитер,
Следует с толком устроить отпор.


ЖАВОРОНОК

Жаворонок плакал, в западню попав:
— Не было ни злата у меня, ни прав.
Нынче ж из-за малости суждено пропасть:
Зернышко одно лишь я хотел украсть.
То была — ловушка! Злая западня
Отбирает птичью долю у меня!
Малая ль, большая ты на свете птица,
Знай же, чем беспечность может обратиться!
Мы порой рискуем, не соразмеряя:
Выгода — пустячная, а беда — большая.


ВОИН И ВОРОНЫ

Шел трус на войну.
Песню он пел одну:
— В храбрецах давно я значусь!
Враг придет, а я не спрячусь!
Тут вороны закричали,
Труса страшно напугали!
И какой хвалы достоин
Боязливый этот воин?!


ЛЕВ, ПРОМЕТЕЙ И СЛОН

Как-то жаловался лев Прометею:
— Об одном лишь только я сожалею.
Затратил, как вижу я, много ты сил:
Могучим и ловким меня сотворил,
Намну кому хочешь я быстро бока,
Но все же... до смерти боюсь петуха!
И ответил ему Прометей:
— Нет в лесу тебя зверя сильней!
Лишь одно у тебя от раба:
То, что очень душа слаба.
Решил лев с судьбою покончить
все счеты...
Вдруг увидел слона... Слон боялся чего-то.
Слон хлопал и хлопал большими ушами...
— Вы-то кого испугались так сами?!
— Да вот комар тут летает, жужжит.
Боюсь, что он в ухо ко мне залетит!
И улыбнулся счастливо тут лев,
Ушли недовольство, досада и гнев.
— За все благодарен! — сказал Прометею.
— Ведь все же петух комара посильнее!
Нередко бывает у сильного слабость,
И кажется, что ничего уж не в радость.
Однако давно нам усвоить пора:
Бывает и слон послабей комара.


ОСЕЛ И СОБАКА

Шли собака с ослом по дороге...
О еде были думы-тревоги.
Вдруг письмо подобрали, а сверху печать.
Письмо они вскрыли, осел стал читать:
— Тут про сено, овес. И про двор, где все взять…
Собака спросила: — А нет там про мясо,
Про косточки или другие запасы?
Осел просмотрел, не нашел ни полстрочки…
— Кому же нужны эти буквы и точки?!
Негодная вещь! — тут собака сказала.
Она об осле даже думать не стала!


СТАРУХА И ЛЕКАРЬ

Женщина под старость слепнуть начала.
Лекаря искала, в дом свой привела.
Тот глаза помазал, попросил закрыть:
Лекарю случалось так больных лечить.
А пока она, зажмурившись, сидела,
Стал он вещи выносить деловито, смело.
Ценное все вынес. Леченье состоялось...
Но платить старуха все же отказалась:
— Я после леченья хуже видеть стала.
Видела вещей я много, а теперь вот мало!
Многие знают таких докторов,
Что еще хуже обычных воров.
Хворых не столько они исцеляют,
Сколько обманным путем обирают.


ПУТНИК И ГАДЮКА

Гадюка зимой умирала от стужи:
Угол ей теплый и ужин был нужен.
Путник, увидев ее, пожалел.
Спрятал за пазуху и отогрел...
Согрелась змея — в ней умножилась сила.
Спасителя тут же она укусила.
И промолвил человек, чуя свой конец:
— На груди пригреть змею может лишь глупец!


ОСЕЛ В ЛЬВИНОЙ ШКУРЕ

Напялил осел как-то львиную шкуру.
Довольный, свою осмотрел он фигуру
И в лес побежал, чтоб зверей попугать —
Дурным своим голосом начал кричать:
— Я царь зверей! Я всех страшней!
Все прячьтесь от меня скорей!
Лисица же насмешливо сказала:
— Чтоб вызвать страх —
тут царской шубы мало.
Хоть мантию одень ты, хоть тунику —
Себя ты выдашь враз ослиным криком.


УБИЙЦА

Убив человека, преступник скрывался,
Подальше уйти от селенья старался
Он в лес побежал, но тут волк на дороге.
На дерево влез, весь дрожит от тревоги!
К нему по ветвям подползала змея.
С шипеньем промолвила: — Крона моя!
В реку нырнул он — но тут крокодил!
Убийцу в два счета живьем проглотил!
Если ты жизнь запятнал преступленьем,
То от богов не получишь прощенья.
Божье возмездье найдешь ты везде:
В воздухе, и на земле, и в воде!


ЛЕВ, ВОЛК И ЛИСИЦА

Старый лев лежал в пещере,
очень он хворал.
Как-то раз, наведавшись, волк царю сказал:
— Все тут звери были, верность доказали,
Только вот лисицы что-то не видали!
Видно, что царя зверей ни во что не ставит,
Будто лев уже не царь и никем не правит.
Зарычал и вызвал тут лисицу лев...
— Подожди, царь-батюшка, проявлять свой гнев.
Я по лесу бегала и нашла лекарство,
Чтоб здоровый стал наш лев —
главный в нашем царстве:
Тот, кто с волка шкуру заживо сдерет
Да ее наденет, долго проживет.
Проживет весь век свой с изобильем сил,
Будто никогда он и не болен был!
...Волчий вой ужасен был, а лиса сказала:
— Волка поделом я нынче наказала:
Кто другому подло роет яму — тот
Сам в нее нередко враз и попадет!


ВОЛК И СТАРУХА

В поисках добычи волк голодный шел.
Домик на краю села ночью он нашел.
Долетел тут звук до слуха.
Волк к окну приставил ухо.
А внутри старуха люлечку качала,
В песенке нехитрой внуку напевала:
— Под окном волчище ждет лохматый тут.
Всех крикливых деток волку отдают!
Волк поверил бабке, до утра прождал,
Утром в лес голодный без дитя бежал:
— В этом доме люди, верно, пустословы.
Здесь живет без дела сказанное слово.
Верить той старухе никому не стоит.
Обещала внука — вылила помои!
Ввести в обман глупца несложно.
Ну не всему же верить можно!


СТЕНА И КЛИН

В стену ударами клин забивали,
Стена, расступаясь, вскричала в печали:
— Долго меня вы терзать тут готовы?
Я вам не сделала в жизни дурного,
Жалости в вас даже капельки нет,
А клин ей дубовый промолвил в ответ:
— С вами, признаюсь, конечно б, поладил,
Только по мне что есть силы бьют сзади!
Встретишь и в жизни такое порой:
Кто-то томится чужою виной.


ЭЗОПОВЫ БАСНИ ИЗ СБОРНИКОВ АНТИЧНЫХ И ВИЗАНТИЙСКИХ
СОСТАВИТЕЛЕЙ И ПЕРЕСКАЗОВ ОТДЕЛЬНЫХ АВТОРОВ

ЗЕВС И ДУБЫ

Чем у богов искать ответ,
В себе ищи причину бед.
Дубы у Зевса вопрошали:
— Зачем нас боги создавали,
Коль гибнем мы под топорами,
А почему — не знаем сами?
Ответил Зевс: — Вы виноваты:
Вы крепостью своей богаты,
Из вас и храмы, и палаты
Возводят ныне, как когда-то...
Но кто беды причину ищет,
Тот не растил бы топорища!


РАБЫНЯ И АФРОДИТА

Если методом худым смог обогатиться,
Основанья у тебя нет собой гордиться.
Раз хозяин воспылал страстию к рабыне.
Та носиться начала со своей гордыней.
Хоть и безобразна, возгорелся пыл:
— Без меня, красивой, он бы не прожил!
Страсть пошла к нарядам, золоту, деньгам...
— Я за все богине должное воздам!
Молвит Афродите: — За свою красу
Я тебе, богиня, жертву принесу!
Полюбил хозяин за подарок твой.
Я теперь хозяйку не пущу домой!
Ей в ответ богиня: — Зря даешь обеты…
Злое твое сердце в злой наряд одето!
Я тебя красивой делать не хотела —
Слишком неприглядна ты душой и телом
Мало ли на свете несуразиц разных.
Так, глупец, бывает, любит безобразных.


РЫБАК И РЫБЫ

Кто важен и знатен, всегда на виду,
Легко оттого попадает в беду.
Бедняк незаметный, попав в оборот,
Скорее порой от беды ускользает.
Невод с добычей рыбак доставал.
Рыбу большую он прежде собрал.
Удачливым слыл он среди рыбаков...
В большие корзины сложил свой улов.
А мелочь, пока без внимания была,
Сквозь сети ячейки вся в море ушла!


ЧЕЛОВЕК И ЛИСА

В гневе о разуме мы забываем.
Кару тотчас от богов получаем.
В сердце крестьянина злоба жила.
Ну а причиной лисица была:
Бегая в поле, мышей там искала,
Часто при этом посевы топтала.
Как-то хозяин лису подстерег,
Маслом облил да и хвост ей поджег.
В страхе лисица к реке побежала,
А на пути ее поле лежало.
Громко крича от чудовищной боли,
Стала лисица метаться по полю.
Гибель нашла, не достигнув реки.
С нею сгорели все в поле ростки.
А если б ум крестьянин
не потерял от гнева,
Потом не горевал бы, утратив все посевы.


АФИНЯНИН И ФИВАНЕЦ

Спорили два грека вплоть до кулаков.
Обсуждали, кто же лучший из богов.
То «Геракл» тут слышно, а потом «Тезей».
Каждый аргументы приводил скорей.
Спорщики те родом из Афин и Фив.
За богов боролись, о богах забыв.
У богов, что ждали окончанья спора,
Скоро зародились и свои раздоры.
И Геракл с Тезеем стали враждовать,
На города соперников кары насылать.
И теперь уж грекам не окончить спора:
Им о своих семьях горько плакать впору.
Беды на свете с тех пор беспрестанны —
Спорят глупцы, а страдают их страны.


СТРЕЛОК И ЛЕВ

Начиная дело, все отбрось сомненья,
Чтобы не закончилось дело пораженьем.
В горы умелый пошел зверолов.
Звери боялись попасться в улов.
Но тут царь природы — достойнейший лев —
Решил показать зверолову свой гнев:
Я за свободу зверей и свою —
Борьбу предложу тебе в равном бою!
Охотник — за лук! И стрелой ранил льва...
При этом промолвил такие слова:
— Это мой первый по счету гонец!
Ты силу его оцени наконец.
И хоть я тебя, лев мохнатый, не жалую,
Вслед за гонцами и сам я пожалую!
Хоть лапа страдальца болела и ныла,
Но льву сразу в бой надо ринуться было...
И даже лиса льву-подранку твердила:
— Тебе на стрелке надо выместить гнев!
Сильней человека выносливый лев!
Однако, напуганный силой гонца,
Намеренье лев не довел до конца.
Он доблесть в бою так и не проявил:
Его не стрелок, а испуг победил!


МЕДВЕДЬ И ЛИСИЦА

Лихоимцы, зная, как они не правы,
Часто лицемерят, ожидая славы!
К людям любовью медведь похвалялся:
— Я трупов людских никогда не касался!
Но мудрая тут же сказала лиса:
— Знают все чувства твои небеса...
Лучше б ты мертвых когтями терзал,
Чем у живых жизни их отнимал.


БОЧКА ЗЕВСА

Зевс все людское счастье
в бочку поместил.
Беречь ту бочку стражнику
сурово поручил.
А стражник любопытным был:
скорее сбил печать.
А счастье — сразу в щелочку,
на небеса опять!
Ты умный и удачливый,
простак или невежда..
На счастье, что от бога, живет
в тебе надежда.
Так не теряй надежду и береги ее,
И счастье обязательно вновь
прилетит твое!


ВЕРБЛЮД

Хозяин верблюда плясать заставлял.
Верблюд возмущенно ему возражал:
— Вспомни, хозяин, мою ты породу!
Я грузы ношу. Я готов к переходам!
Тратить не буду я множество слов:
Корабль пустыни плясать не готов!
С каждого то только спрашивать можно,
Что ему делать действительно должно.


КАБАН, КОНЬ И ОХОТНИК

Кабан и конь в леске паслись.
Порою чуть ли не дрались.
— Не мни травы, кустов не тронь,
Твердил соседу гордый конь.
Но кабану купаться нужно
И из корней готовить ужин...
Охотника конь попросил,
Чтоб кабана он истребил...
Охотник смелостью хвалился
И на охоту согласился.
— Но чтобы кабана догнать,
Мне надо на тебе скакать!
Надев уздечку и седло,
Конь думал: «Как мне повезло!»
Скакал, истратив сил немало,
Но кабана-врага не стало!
Во двор охотник ввел коня:
— Теперь работай на меня,
Впредь на конюшне будешь жить,
Зерно возить, меня носить!
Конь сам такую выбрал долю:
Отмстив врагу, попал в неволю!
Как часто, мести чуя сласть,
И сам рискуешь ты пропасть!


ЧЕРВЯК И ЗМЕЯ

Червяк под смоковницей встретил змею.
Длину он прикинул с волненьем свою,
Пытался растягивать он свое тело,
Оно же вдруг лопнуло и посинело.
Змея, насмотревшись на то, говорила:
— Уверен в себе — вот и меряйся силой.
А хилым и слабым не просто дан знак:
Погибнете быстро, как этот червяк!
Силою мериться вовсе не сложно,
Если она не окажется ложной!


ЦИКАДА И ЛИСИЦА

Цикада на дереве пела высоком.
Лисица слонялась в лесу одиноко.
Цикаду услышала — съесть захотелось:
— О чем-то хорошем, наверное, пелось?
Лисица сказала. — Но не разобрать...
Спустилась бы ниже и спела опять!
Цикаду не так-то легко разыграть:
Вниз бросила лист, чтоб лису испытать.
Решив, что цикада спускается вниз,
Лисица набросилась сразу на лист.
А цикада легкая пела и летала:
— Ты напрасно, кумушка, съесть меня мечтала.
Лисам все цикады уж давно не рады...
Не обманут никогда нас твои тирады.
Жизнь потерять любому жалко:
Поможет часто тут смекалка.


СОСНА И ТЕРНОВНИК

Надменно терновнику молвит сосна:
— Я самою важной в лесу рождена!
Храмы сосновые всем хороши.
Дома из меня, что бальзам для души.
На лодки иду, корабельные днища...
Тебя же, терновник, никто и не ищет!
И тут ей терновник сказал откровенно:
— Храмы и море — все это отменно!
Но вспомни часы, дорогая сосна,
Когда топоры тебя, пилы терзают,
Когда в тебя острые гвозди вбивают!
Как часто терновником быть тебе хочется,
Забыть средь деревьев свое одиночество!
А я вот в лесу жизнь мечтаю прожить,
И слава не может терновник прельстить.
Вздохнула сосна... и тут вдруг задрожала...
А рядом пила деловито визжала!
Коль кто заносится уж слишком высоко,
Нередко враз его укоротить легко.


КОМАР И ЛЕВ

Подлетел ко льву комар: —
Я тебя сильнее!
Хоть сразишь ты и быка лапою своею,
Я хочу тебе признаться:
Лучше я могу кусаться!
Запищал, вцепился в нос!
Лев удар себе нанес...
А комар перелетел:
— Снова, лев, ты не у дел!
Комара лев не нашел,
Но избил себя, извел.
Лев изодранный стал плох,
Ну а вскорости... издох!
А комар летал, хвалился —
Вот за то и поплатился.
Он на дерево поднялся...
И в паучью сеть попался!
— Да, комар был ничего,
Но погиб он от кого?!
От ничтожной твари! —
Так все и сказали.
Если б он не заносился,
Жизнью бы не поплатился.
Многих глупая игра
Не доводит до добра.


ГУСИ И ЖУРАВЛИ

На лугу паслись с гусями мирно журавли.
Тут охотники внезапно к лугу подошли.
Легкие журавлики в небо вмиг поднялись.
Гуси ж грузные легко под прицел попались.
Богач обременен добром. Бедняк же легок на подъем.
Я без труда ответ найду — кому трудней спастись в беду.


ЖУРАВЛЬ И ПАВЛИН

Не лучше ль достойный в убогой одежде,
Чем в пышном наряде спесивый невежда?
Смеялся павлин над простым журавлем:
— Перья такие сегодня почем?!
Что же ты так непригляден и сер?
Ни красоты, ни вальяжных манер.
Мной же всегда восхищен целый свет.
Тихо журавль ему молвил в ответ:
— Быть может, как ты, я не радую зренье,
Но в небе летаю с душевным волненьем.
Я воздухом чистым, прозрачным дышу!
На крыльях, на серых, весну приношу!
Тебе ж, златокрылому, небо закрыто...
Копи свое злато ты возле корыта!


ЛЕВ, ВЕПРЬ И КОРШУНЫ

В жару к водопою шел вепрь и шел лев.
Они на жару обращали свой гнев.
Источник был мал и двоих не вмещал.
Тут лев с кабаном диким ссориться стал.
А гордость обоих была не мала —
До смертного боя она довела.
Слетелись тут коршуны: смотрят и ждут,
Когда же на поле тела упадут.
Тогда лишь смекнули бойцы, где беда,
И примирились они навсегда.
Распри дурные, обиды и споры
Могут к беде привести очень скоро.
Чтобы спокойно на свете прожить,
Надо другому порой уступить.


БРАКИ БОГОВ

Есть причина для войны, жажда крови есть,
Затевает столкновенья в целом мире спесь!
На Олимпе боги жребии бросали,
Спутниц жизни там достойных выбирали.
И тянул последним жребий бог войны.
Хуже он не мог бы подобрать жены.
Спесью ее звали, все считали скверной.
Ну а бог войны ее полюбил безмерно.
Одержала Спесь над ним легкую победу...
Приказала мужу: — Ты за мною следуй.
И куда злонравная поведет жена,
Раздается горестно: — К нам пришла война!


СОБАКА

Роскошь и тщеславие пользу не приносят —
В никуда вас увлекут или в пропасть сбросят.
Бойцовская собака в роскоши жила.
Для драк с зверями дикими обучена была.
Зажить не успевали на сильном теле раны —
В бой посылал собаку хозяин неустанно.
Бежать она решила, хозяина забыть:
Нельзя бездумно драться и прихотям служить!
Бездомные собаки беглянку повстречали.
Узнав о ее жизни, решенье поддержали:
— Про голод и про холод из нас любая знает,
Но жизнь у нас по прихоти никто не отнимает


ЛЕВ И ОЛЕНЬ

Царь зверей сошел с ума.
Планов глупых кутерьма!
То собранья собирает,
То из леса выгоняет,
То министром назначает —
Через день его съедает!
Лисы ж, волки и олени
Не препятствуют от лени.
Только шепот меж собой:
— Нездоров он головой!
Говорильня целый день.
Выступает тут олень:
— Ив своем-то он умишке,
Говорил всем много лишку.
А уж пользы ни чуть-чуть:
Или съесть, или лягнуть!
Как теперь-то будем жить?
Царь нам нужен. Как нам быть?
Царь — дурак. — Ему не рады.
Только вот терпеть не надо.
Обезумел — марш в кровать!
Хворых к власти не пускать!


ЛЕВ, СПРАВЕДЛИВО ЦАРСТВУЮЩИЙ

Когда в государстве царит справедливость,
К людям покой возвратится, учтивость.
Судьи по совести судят тогда,
От человека отходит беда.
Правил животными лев год за годом.
За справедливость любим был народом.
Ввел лев еще очень мудрый закон,
Слабым помочь предназначен был он.
Чтоб звери ответ за поступки держали,
За причиненное зло отвечали:
Зайцу — собака, барс — дикой козе,
Тигр — оленю, а волк — овце.
Заяц пугливый вдруг смело сказал:
— Всю свою жизнь я об этом мечтал —
Чтоб самому наконец-то увидеть,
Как слабого сильный боится обидеть.


ВОЛКИ И ВОЛК-НАЧАЛЬНИК

Волк, что властью наделен,
Как-то раз издал закон:
— Каждый волк обязан знать:
В стае должен раздавать
Что добыл он на охоте!
Что поймаете, найдете,
Чтоб голодных накормить,
Каждый должен разделить,
Чтоб друг друга нам не есть.
А за это волк и честь,
И достоинство добудет...
Вдруг осел: — Что это будет?!
Сам начальник честь забыл.
Съел добычу, не делил!
Посрамленный волк отменил закон.
Он в бесчестье сам был разоблачен.
О справедливости, бывает,
вожди с трибун кричат.
Признаться б им сначала,
что сами-то грешат.


ЛЕВ И ВОЛК

Когда крадет у вора вор —
Что рассуждать им про позор?!
Волк унес овцу из стада
И решил, что так и надо.
— Вот обед мне и готов.
Овцы — только для волков!
Ну а волку — лев навстречу
И овцу — себе на плечи!
Волк кричит ему: — Нечестно!
Ты отнял мою овцу!..
Лев ответил: — Ну, известно,
Отнимать мне не к лицу.
Мой поступок мне, конечно,
Самому не очень мил.
Ну а сам-то ты овечку,
Знать, в подарок получил?..


ЗАЯЦ И ЛИСА

Стоит ли доказывать что и так всем ясно:
Любопытство делает нашу жизнь опасной.
Как-то раз в лесу косой
С рыжей говорил лисой:
— Правда ль, что ловка ты на поживу,
Что живешь богато и красиво
И тебя за эти чудеса
Все зовут добытчица-лиса?
А лиса ответила: — Я вам докажу.
Только в дом войдете, все вам покажу.
Заяц — в дом (ума-то нет!)
Ей достался на обед.
И в последнюю минуту
Заяц спорил почему-то:
— Не добытчица, я знаю,
Ты обманщица, лиса!
Но лиса не отвечает
На пустые словеса.


ОСЕЛ И КОНЬ

Завидовал коню осел,
Что на хозяина был зол:
— Тебе всегда овес дают,
Тепло в конюшне и уют,
Я ж никогда почти не сыт,
Зато бываю часто бит.
Пока осел так рассуждал,
Коня хозяин в бой собрал:
Была объявлена война,
И на стену пошла стена.
Хозяин на коне скакал,
И конь на поле брани пал.
Домой шел всадник без коня,
Жестокую судьбу кляня.
Тут призадумался осел:
— Уж если выбрать из двух зол...
Ведь бедность-то покой сулит.
А кто богат и знаменит,
Порой несчастнее раба:
Ему готовит бой судьба.


ЗЕВС-СУДЬЯ И ГЕРМЕС

Все людские прегрешенья сосчитал Гермес —
Записал на черепках — так велел сам Зевс.
Черепки в ларец сложил, чтоб потом достать
И по справедливости каждому воздать.
Черепки смешались. Зевс теперь могучий
Достает их для суда, как укажет случай.
Потому за злые, подлые деянья
Иногда промедлит божье наказанье.
Но всегда в итоге наступает срок:
Зевс в ларце находит нужный черепок.


ОСЕЛ И ЛИСА

Лиса повстречала осла на поляне...
— И как ты терновник жевать не устанешь?!
Ты же лишь к шелковым травам привык,
Должен беречь свой нежнейший язык.
Послушал бедняга — от корма ушел...
Надолго без пищи остался осел.
Как часто и людям простым болтуны
Советы дают, не смущаясь вины.
Мораль этой басни проста и ясна:
Гоните вы прочь от себя болтуна!


ЛЯГУШКА-ВРАЧ

Болотная лягушка вдруг заявила всем:
— Теперь у вас не будет с леченьем — проблем.
Я все знаю снадобья, исцеляю раны.
Потому что выше я врача богов Пеана!
Возразила лекарю мудрая лисица:
Разве ты не видишь, что с тобой творится?
Кожица землистая, шишки, пузыри...
На себя ты в зеркало, лекарь, посмотри.
Ты сперва себя б хоть малость подлечила,
А потом и на зверях демонстрируй силу!
Может ли учить кого-то тот, кто сам
Чтенье не освоил даже по слогам?
Но бывают неучи — силятся учить,
Ну а им бы прежде два плюс два сложить.


ЗМЕИНАЯ ГОЛОВА И ЗМЕИНЫЙ ХВОСТ

Однажды прополз хвост змеиный вперед.
— Теперь поведу я все тело в поход!
Все органы тела испуганы были,
Хвосту осторожно они возразили:
— Как же ты нас за собой поведешь?
Где же без глаз ты дорогу найдешь?
— Пустое то все, — заупрямился хвост.
Он важно куда-то вслепую пополз
И потянул за собою все тело...
Которое тут же в расщелину село!
Изранили острые камни змею,
Как будто она побывала в бою.
Униженно хвост к голове обратился:
— Уж лучше бы я за тобою тащился...
Без толку потратите силы и вы,
Коль путь выбираете без головы.


РЕКА И МЕХ

Бурдюк из бычьей кожи плыл как-то по реке.
Уже желанный берег был виден вдалеке.
— А из чего ты сделан? — спросила вдруг река.
— Из сухомятной кожи — она весьма крепка:
В воде не промокает и не горит в огне,
В реке же никогда я не окажусь на дне!
Тут воды возмутились, и речка прошептала:
— Зазнайства в тебе много, а вот ума-то мало.
Пусть будет самой твердой и самой прочной кожа,
В воде она размокнет и долго плыть не сможет.
Тебя, хвастун несчастный, примерно накажу
И, как на дно ты ляжешь, я скоро погляжу.
Смысл этой краткой басни разумные поймут:
Хвастливость и зазнайство к добру не приведут.


РОЗА И БАРХАТНИК

Завидовал бархатник розе прекрасной:
— С тобою светло всем и радостно, ясно.
И люди тебя обожают, и боги,
А я как ненужный ковер у дороги.
— Ты мне не завидуй. Ты вечно растешь
И многажды в жизни спокойной цветешь,
А я, словно факел, дарю красоту,
Но не уберечь мне огонь, теплоту.
Судьба мне назначена, розе, такая —
Огонь подарю, а сама умираю.
Решайте же сами, где большее лихо:
Блеснуть и сгореть или жить себе тихо.


ТРУБАЧ

Того, кто подстрекает
На зло других людей,
В народе почитают
Всего и всех вредней.
Однажды некий царь затеял
С соседями войну.
Зовя всех в бой, помог злодею
Трубач, не чувствуя вину.
Но как-то в плен трубач попал.
Противнику сказал он:
— Брат! Я никого не убивал,
И я ни в чем не виноват.
Ему ответили: — Постой!
Злодеев хуже ты, трубач.
Ты вдохновлял их на разбой,
И первым ждет тебя палач.


КОЗЕЛ И ВИНОГРАД

Виноградная лоза летом зацвела.
Чудный аромат ее приманил козла.
Все побеги он объел, словно козье стадо.
Не видать теперь лозе гроздьев винограда.
Опечалилась тогда бедная лоза.
По стволу ее стекла горькая слеза.
— Досыта тебя, козел, я ль не угощала?
Винограда моего тебе было мало?
Через год я для вина винограда дам.
В жертву принесут тебя пусть тогда богам.
Предал свою старую дружбу козел.
За это он в друге врага приобрел!


ДОБРОДЕТЕЛИ И ПОРОКИ

С древности люди друг к другу жестоки —
Ведь посильнее достоинств пороки.
И добродетелей быстро с земли
Злые пороки совсем извели.
В Зевсу явились тогда добродетели:
— Мы средь людей пониманья не встретили.
Как же теперь нам со всем этим быть?
Где теперь нам, добродетелям, жить?
Ответил им Зевс: — Вы на небе живите.
А к людям спускайтесь, добру их учите.
Вот почему средь житейской мороки
Чаще являются к людям пороки.
А добродетель, светла, как звезда,
Глядя с небес, нас найдет не всегда,
Хоть лучшее боги в ней нам сотворили,
Тогда как пороки нас гонят к могиле.


КРЕСТЬЯНИН И БЕСПЛОДНОЕ ДЕРЕВО

Люди справедливыми часто притворяются,
Сами же тем временем за выгодой гоняются.
Дерево зеленое плодов не приносило,
Прибежищем цикадам и воробьям служило.
Хозяин рассердился — стал дерево рубить.
Тут птицы и цикады — хозяина просить:
— Не трогай наше дерево — ведь это птичий дом.
Ты сам без наших песенок останешься потом!
Не слушался хозяин их и дерево рубил...
Дупло он вскрыл нечаянно, пчелиный мед открыл!
И стал хозяин дерево беречь и почитать:
Ведь мед в дупле у дерева он мог теперь собрать.


ЛЫСЫЙ НАЕЗДНИК

Глупо жителям земли плакать о потерях.
Все природа нам дала, нужное отмерив.
Что с рождения имеем — то лишь сбережем.
Голыми пришли мы в мир — голыми уйдем.
Накладные волосы конник нацепил.
Ветер всю прическу с головы стащил.
Все, кто были рядом, стали хохотать,
Лысому мужчине шутки отпускать.
А наездник молвил, придержав коня:
— Лишнее отняли боги у меня.
Я остался с тем, что мне дано природой.
Не пристало гнаться воину за модой.


КУЗНЕЦ И СОБАКА

У кузнеца жила собака.
Работал он — она спала.
Едва еды достал он всякой,
Собака мигом подошла
И попросила: — Мяса дай-ка!
Кузнец сказал, сдержавши злость:
— Я мяса не даю лентяйкам.
Ты погрызи пока что кость.
Не все согласны отчего-то,
Что хлеб свой надо заработать!


ГЛИНЯНЫЙ ГОРШОК И МЕДНЫЙ ГОРШОК

Если посмотреть внимательно вокруг:
Бедному богатый никогда не друг.
С берега однажды быстрая река
Унесла случайно два пустых горшка.
Глиняным был первый — скромным и простым.
А второй был медным — очень дорогим.
Глиняный горшок тут медному сказал:
— Лучше б ты, сосед, ко мне не подплывал.
Ты ль меня заденешь, я ль к тебе прибьюсь —
Ты не пострадаешь — я же разобьюсь,
Потому быть рядом я с тобой боюсь.


УЖ И ЕЖ

Повстречались еж с ужом.
У ужа хороший дом.
Еж ужа давай просить:
— Разреши у вас пожить.
Вот прошло уж две недели —
Еж в чужой лежит постели.
И ни пользы, и ни толку...
Да еще ужатам колко.
Мирный уж сказал ежу:
— Зла на вас я не держу.
Но просились вы на время...
Тяжело нам это бремя.
И ужатам очень больно...
Еж сказал ужу: — Довольно!
Кому больно, пусть уходит!
Новый дом себе находит.
Я же сам себе не враг.
И без дома мне никак.


РАСТОЛСТЕВШАЯ МЫШЬ

Мышь в углу прогрызла пол.
Носик в щель уже прошел.
Щель расширила немножко —
И уже в подвале крошка.
Там сыры лежали, сало!
...Мышка есть уже устала:
— Так... Пойду-ка я домой.
Мышка к щели: — Ой-ой-ой!
Не пролезть — так растолстела.
И зачем я столько съела?!


ГЕРАКЛ, АФИНА И РАЗДОР

Повторяй почаще, сына наставляя:
Распри могут множиться, зло нам причиняя.
Геракл на дороге нашел однажды нечто,
На яблоко похожее, и пнул его беспечно.
Нечто увеличилось, вдвое больше стало!
— Ах! — вскричал Геракл. — Тебе еще и мало!
И, палицей ударив, опять решил взглянуть...
Но нечто разрасталось. Совсем закрыло путь.
Афина показалась, ему сказала: — Брат,
Раздор задел ты, распри умножив во сто крат!
Его коли не трогать — он будет затухать.
Вступить с ним в битву — значит беду себе позвать.


МУЖИК И СЧАСТЬЕ

Как-то сено на лугу мужичок косил,
Но уж слишком быстро выбился из сил.
Он заснул под коленкой, солнце землю жгло,
Счастье к людям доброе мимо луга шло.
— Спишь вместо работы — потеряешь день!
И всему виной твоя лишь только лень.
На судьбу зимою будешь ты пенять:
«Корма для скотины где найти, где взять?»
Вот такие лодыри на весь белый свет
Жаловаться будут, что счастья в мире нет!


КРЕСТЬЯНИН И ЗМЕЯ

Крестьянин в саду наступил на змею,
Извинись бы он тут за провину свою...
Но крестьянин ушел, о змее позабыл.
Укушен змеей очень скоро он был.
Крестьянин, конечно же, был удивлен:
— Какой у змеи есть предлог и закон?!
Змея очень мудро ему говорит:
— Обиженный кем-то добро не творит!
И на всю жизнь ты запомнишь теперь:
Кого ты обидел — тому ты не верь!


КОТ С БУБЕНЦОМ

Долго мыши от кота горести терпели.
На собранья собирались, думали неделю.
А одна сказала мышь: — Потому страдаем,
Что его прихода мы точный час не знаем,
Вот коту б на шею бубенец надеть:
При ходьбе бубенчик должен зазвенеть!
— Хорошо придумала, — говорит другая,
— Только я вот способа, как надеть, не знаю.
Если посчастливилось ум такой иметь,
Думаю, сама ты сможешь бубенец надеть!


СВАДЬБА СОЛНЦА

Бывает, получаем весть,
Что повод для веселья есть.
Но ты себя спроси сперва:
Причина есть для торжества?
Солнце в небе свадьбу пышную справляло.
Света всем животным много даровало.
Все в восторге были и лягушки тоже...
Но одна сказала: — Мысль простая гложет —
Если солнце в одиночку сушит водоем,
Что же будут делать они потом вдвоем!
А если еще сына родят себе под стать,
То как лягушкам род свой на суше продолжать?


БЫКИ И ЛЕВ

Умный человек врагу не доверяет.
А вот в дружбе крепкий силу обретает.
Три быка любили рядышком пастись.
Лев хотел их съесть, но с ним они дрались.
Острыми рогами дружно защищались,
И врагу удары только доставались.
Лев решил единство их хитростью сразить:
— Порознь будут съедены!
Так тому и быть!
Перессорил лев быков злыми наговорами.
О защите те забыли за своими ссорами,
А лев без проволочки Их съел по одиночке.


КРЕСТЬЯНИН И ОРЕЛ

Орла, попавшего в силок, крестьянин отпустил.
Своею царственной красой орел его сразил.
С тех пор поступок добрый орел не мог забыть.
Крестьянина за это хотел вознаградить.
Под ветхою стеною крестьянин раз присел
Тут вдруг орел тот самый нежданно подлетел.
Он сверху видел стенку и понял: упадет.
Крестьянина от смерти орел теперь спасет!
Сорвал со лба повязку и в сторону летит.
Крестьянин удивленный за птицею бежит.
Орел повязку бросил. Хозяин — поднимать.
Вдруг стенка с шумом рухнула… Ну что ж тут не понять?!
Добро тебе дарили — добром и ты воздай.
Зла семена рассеял — злом будет урожай.


ТЕЛЕНОК И БЫК

Молодой теленок, что ярма не знал,
Строго быка однажды вопрошал:
— Тяжело пахать вот так, тратя много сил?..
Я другой бы доли у богов просил.
Бык немногословен был и осторожен,
Молча борозду тянул, хоть тот труд и сложен.
...Жертвы приносились богу каждый год.
Повели теленка: — Вот и твой черед!
А быку сказали: — Попастись иди.
У тебя работы много впереди.
Бык теленка видел, хоть и был вдали:
Так его для жертвы люди берегли!
Вслед теленку молвил: — Скверные дела:
Не ярма, знать, шея, а ножа ждала!


ВЕРБЛЮД

Как-то раз верблюд ручей переходил.
И родник навозом грязным замутил.
Но течение навоз Поднесло ему под нос!
То, что было сзади, стало впереди.
За плохой поступок наказанья жди!
Так и государствам, что других гнетут,
Воздастся непременно за их черный труд.


СОБАКА И ПОВАР

Иногда, чтоб более достойными казаться,
Хвастовством решают люди прикрываться.
Хозяйская собака подругу позвала:
— Свадьба в нашем доме, еды на полсела.
Но только в дом вступила пришелица — и тут
Ее сердитый повар прогнал за пять минут!
Собаки увидали и стали вопрошать:
— Ну, хорошо ль на свадьбе? — им надо все узнать.
Собака отвечала: — Отличные дела!
На свадьбе побывала и ела, и пила!
Гуляла, утешалась, поверьте, до того,
Что как ушла со свадьбы, не помню ничего!


ЛАСТОЧКА И ВОРОНА

Ласточка вороне много наплела:
— Я когда-то девушкой стройною была.
Родом я гордилась, и притом не зря.
Ведь была я дочерью афинского царя!
Но Терей жестокий вырвал мой язык.
Ласточкою стала я в тот печальный миг!
Только ей ворона говорит в ответ:
— Веры в речи эти почему-то нет.
Раз без языка сумела столько наплести,
С языком бы — вовсе воз, что не увезти!
Похвальбой и выдумкой часто хвастуны
Себя лишат доверия, не чувствуя вины.


МУЛ

Раз, наевшись ячменя, мул пустился вскачь:
— Мать моя — лошадушка! Сын ее — силач!
В беге своей матушке я не уступаю!
Красотой, как матушка, я всегда сверкаю!
Только вдруг понурился отчего-то мул…
Про осла, про батюшку, вспомнил и взгрустнул.
Высоко не возносись: преходящи блага.
Что природой суждено — принимай с отвагой.


ЛЕВ И ДИКИЙ ОСЕЛ

Место свое в жизни нужно твердо знать,
А у сильных дружбы лучше не искать.
Однажды лев с ослом охотились вдвоем.
Осел быстрее бегал, он был искусен в том.
Добычу, что лев силой своею добывал,
Осел нес к водоему и там оберегал.
Лев стал делить добычу: — Вон ту большую часть
Себе беру по праву, на то имею власть.
Вторую часть беру я на том лишь основанье,
Что я — участник главный охоты — состязанья.
А третью часть уж точно разумно мне отдать:
Иначе будет мяса мне очень не хватать!
Беги-ка ты, ушастый, меня не раздражай.
Я жизнь тебе оставил — цени и уважай!


НЕУМЕЛЫЙ ВРАЧ

Сколько принесет вреда
лекарь слишком прыткий,
Не готовый отвечать за свои ошибки!
Как-то неумелый врач в селенье жил.
Он с наукой лекарской просто не дружил.
Но готов диагноз ставить, дать совет,
Хоть и никогда он не держал ответ.
Тут больной случился, что слегка чихал,
Все же, как ведется, лекаря позвал.
Лекарь все проверил, говорит умно:
— Жить вам только сутки, вижу, суждено.
Как уехал лекарь, встал больной с постели:
— Что-то я диплому лекаря не верю!
Дня через четыре повстречались двое…
Лекарь удивился: — Я от вас не скрою,
Числю вас в покойниках вот уже три дня...
Не бывало случая лучше у меня!
Думал, вы водичку уж из Леты пьете,
А вы мне навстречу вдруг живой идете!
— Я вернулся, лекарь, чтоб вам сообщить:
Удалось спасти вас, от беды укрыть.
Там Аид и Смерть на лекарей сердились:
— Умирать больных не шлют, видно, загордились.
Врачей таких, зазнаек, — в список смертный всех!
Я же тут вмешался, пусть простят мой грех.
Вас хотели тоже в список записать,
Стал я Смерть с Аидом слезно умолять
И поклялся им: — На вас это все наветы.
Не известны вам совсем лекарей секреты.
Голова у вас без знаний, полая, как мяч.
Потому что вы, друг мой, — никакой не врач!


КОРШУН

Коль завистник без ума на чужое льстится,
Может он в конце концов своего лишиться.
Коршун когда-то был с голосом грозным,
Все относились к той птице серьезно.
Но лошади коршун завидовать стал.
Ржать попытался, во всем подражал.
Долго старался и долго учился.
Как коршун, кричать он совсем разучился.
Но ржанье, конечно, ему не пристало,
А зависть глупцу навредила немало.
Нынче кричит он совсем уж невнятно,
И речи ему никому не понятны.


БОЛЬНОЙ ВОРОН

Ворон ослабевший мать свою просил:
— Помолись, и боги мне прибавят сил.
Ты же знаешь, все мы только
в божьей власти.
Вольно им нести нам радость
иль несчастье.
Только грустно матушка ворону в ответ:
— Ты богов не чтил, сынок,
вот уж столько лет.
Жертвенники грабил ты грубо, неучтиво.
Кто же пожелает быть тебе счастливым?
Кто сумел другим служить, радость всем давать,
Тех поддержит в горести божья благодать,
А врагов наживший знай: придет пора,
Не дождешься в горе от богов добра.


СОБАКА С БУБЕНЦОМ

Собака на всех нападала врасплох
Всегда начинался тут переполох:
От боли, обиды прохожий кричал:
— Подкралась тайком. Я ей зла не желал!
Хозяин собаки, чтоб жалоб не знать,
Ей к шее решил бубенец привязать.
Гордо собака пошла с бубенцом,
Вообразив знак отличия в нем.
Другая ж собака ей пыл охладила:
— Не тем ты гордишься,
чем надо бы было...
Ведь чтоб о злонравии предупреждать,
Решили тебе бубенец привязать.


ТРУСЛИВЫЙ ОХОТНИК

Как-то раз охотник львиный след искал.
Встретив дровосека, с ним потолковал:
— Не видал ли где ты львиного следа?
Коль его найду я — будет льву беда!
Дровосек ответил: — все я расскажу
Да и льва свирепого сразу покажу!
Побледнел охотник, застучал зубами:
— След ищу я только! Льва ищите сами!
Басня обличает трусов-хвастунов,
Тех, кто от опасности спрятаться готов.


СОБАКИ И ВОЛКИ

Войско тогда лишь побеждает,
Когда согласие в его рядах бывает.
Волки и собаки долго воевали.
И отважных воинов их войска теряли.
Стал начальником собак старый мудрый пес.
В положение собак сразу ясность внес:
— Нужно нам единое мнение создать —
Четкий план, тогда мы будем побеждать!
А пока разрознены и согласья нет,
Не видать в сражениях нам больших побед.


ЧЕЛОВЕК И ГЕРМЕС

Винить богов в несчастий — занятие плохое,
В своих ошибках и долгах разобраться стоит.
Судно в море затонуло с множеством людей.
Как несправедливы боги! — молвил ротозей.
— Кто-то их один прогневал — пострадали все.
Вдруг от резкой боли ротозей присел!
И хоть был укушен одним лишь муравьем,
Множество комах убил, затоптав их дом.
Тут Гермес спросил его:
— Чем ты недоволен? Ведь один лишь муравей
сделал тебе больно!
Боги тоже могут сердца не сдержать
И тогда невинных жертв не сосчитать.


СТАТУЯ БОГА

Коль чурбан перед тобою —
тут не стоит лебезить.
Ведь иного только силою
и можно вразумить.
В доме человека был деревянный идол.
И хозяин от него толк большой предвидел.
Он просил богатство ниспослать ему.
Но беднел он быстро, хоть готовь суму.
Наконец в сердцах разбил статую эту.
А из головы ее выпали монеты...
— Ты не бог — чурбан лишь, —
так бедняк сказал,
— Я тебя о помощи тщетно умолял.
Стоило же только за топор мне взяться —
От тебя я сразу получил богатство!


ВОЯКИ И СОБАКИ

Предавшего отечество возмездие найдет,
И встретит крах предателя там,
где он счастья ждет.
К сторожевым собакам волки раз пришли:
— Мы вам как родные, хоть живем вдали.
Вы же тотчас по хозяйскому зову
Братьев по крови обидеть готовы!
Но мы вас научим сытыми быть.
Не кости, а мясо домой приносить.
С нами начнете себя уважать.
От палок хозяйских свободы искать.
От вас же, совсем-то немного нам надо:
Овечье лишь только нам выдайте стадо...
Поддались на такие посулы собаки.
Вот волки в загоне без шума, без драки...
Но прежде овец волки те натощак
Вмиг растерзали безмозглых собак.


СЫН, ОТЕЦ И НАРИСОВАННЫЙ ЛЕВ

Если вам готовит бедствие судьба,
Хитрость не поможет, так же как мольба.
Лучше року смело противостоять,
И беды помогут боги избежать.
Одному вельможе странный сон приснился:
Сын со светом белым навсегда простился!
Лев причиной гибели почему-то был.
И вельможа в замке юношу укрыл.
Чтобы в одиночестве тот не загрустил,
Замок весь животными разрисован был.
Но о сне о папином разузнал сынок.
Льва нашел рисунок и вот тут изрек:
— Лев — ты зверь зловредный!
Я отмщу тебе!
Твердо обещаю это злой судьбе.
Он по льву ударил! Руку занозил.
Не врага — себя нечаянно сразил.
Рана воспалилась. Юноша страдал.
И в горячке сильной жизнь богам отдал.
Так отцова хитрость сына не спасла.
Льва лишь оболочка гибель принесла.


ВОРОН, АПОЛЛОН И ГЕРМЕС

Благодетелей не чтивший, о друзьях забудь,
Будет без заступников твой дальнейший путь.
Ворон, что попал в силок, молился Аполлону:
— Ладан в жертву обещаю, тысячу поклонов.
Аполлон и выручил, только поспешил —
Ворон об обещанном начисто забыл.
Благодетелем своим ворон пренебрег…
Очень скоро он опять угодил в силок.
Стал Гермесу кланяться, жертвы обещал...
Ворону-обманщику бог Гермес сказал:
— Нет теперь доверия слову и поклону:
Ведь сулил ты жертвы богу Аполлону!
И еще добавил бог Гермес тогда:
Не сыскать лжецу друзей, коль придет беда.


ХОЗЯИН И МОРЯКИ

На корабле хозяин сильно занемог.
Судном уж совсем он управлять не мог.
Моряки больного как могли лечили.
Но неблагодарность только получили
Хозяин и советом им не помогал.
Он сердился очень, моряков ругал:
— Если вы корабль не поведете сами,
Вас жестоко накажу — всех побью камнями.
И вздохнул тогда один из моряков:
— Я уж и побои вытерпеть готов,
Только б вместо волн увидеть поскорей
Берег долгожданный, где полно камней!
Если ждет одна беда иль другая,
Люди меньшее из зол выбирают.


БОЛЬНОЙ, ОСЕЛ И ВОЛК

Заболел осел и стонет:
— Боль терпеть невмочь!
Волк к больному подошел:
— Как тебе помочь?
Стал осла ощупывать: —
— Где всего больней?
— Там, где ты ощупал,
теперь болит сильней!
Так и человек дурной: коль чего коснется,
Навредит даже тогда,
когда помочь возьмется.


ПТИЦЕЛОВ И ЦИКАДА

Птицелов услышал пение цикады.
Посчитал цикаду он своей наградой.
— Наконец достойная мне попалась птица!
Получу, наверно, птичью я царицу!
Но когда цикаду птицелов поймал,
Он на неудачу жаловаться стал:
— Что я буду делать с этим насекомым —
Серым, некрасивым, малым, невесомым?..
Ну кто же не обманывался сам,
Внимая сладкозвучнейшим речам?!


СТАРЫЙ КОНЬ

Конь, побывавший в воде и в огне,
Тепло вспоминал о былом, о войне:
— На мельнице старой кручу жернова,
Но бранное поле хранит голова.
Помню: красавец... и сбруя горит!
На мне храбрый воин с оружьем сидит…
Не знаю, за что изменила судьбина.
И может, моя тут какая провина...
В усы усмехается мельник седой:
— Да все хорошо у тебя с головой.
Но только мы, смертные,помнить должны,
Что старость приходит без нашей вины.
Все было: и счастье, и лести слова...
Сейчас же, мой конь,
лишь крути жернова!


ОСЕЛ И ВОЛК

Заднюю ногу осел занозил.
Стонал он три дня! Потерял много сил.
Никто не решался бедняге помочь...
Волк подошел: — Я помочь вам не прочь.
Занозу — зубами! И нету мученья!
Но бедный целитель обрел огорченье:
Осел тот, довольный и гордый собой,
В лоб волка лягнул исцеленной ногой!
Часто добро возвращается злом,
Если с дурным вы общались ослом!


ЛИСИЦА И ЛЕВ

Разведывала льву лиса добычные места.
Лев опекал лису за то. Была лиса сыта.
Но только возомнила, что лев дает ей мало.
— Пойду сама охотиться! Служить мне не пристало!
Вот выследила стадо, напала на овец.
Охотники сбежались — пришел лисе конец!
Наказаны нередко бывают честолюбцы,
Когда за непосильные дела они берутся.


ОЛИВА И СМОКОВНИЦА

Смеялась над смоковницей осенью олива:
— Я вот летом и зимой выгляжу красивой.
И в любое время вся стою в цвету.
Ты ж к зиме теряешь цвета красоту.
Тут внезапно снег холодный повалил.
И в цвету оливу сразу погубил.
Смоковница ж без листьев и цветов стояла,
Ни единой веткой снег не задержала.
Погубить смоковницу снегопад не мог,
Одеялом белым снег на землю лег.
Зацвела смоковница раннею весной,
С грустью вспоминая об оливе той...
Красота прекрасна, ну а ум силен.
Хорошо, когда умом красавец наделен.


РЫБАК И ПОЛИП

Зимой в воде полипа увидал рыбак,
Пище рад был очень и сказал он так:
— Если я полип сейчас сытный не достану,
Чем кормить своих детей вечером я стану?!
Если ж я нырну за ним — то окоченею,
И тогда спасти детей точно не сумею.
Жизнь порой преподнесет трудную дилемму.
Так и басня явит нам непростую тему.


ЛЬВЫ И ЗАЙЦЫ

На собрании лесном выступали звери.
И ораторам сперва всем хотелось верить,
Вот и зайчикам черед...
Речь их слушает народ:
— Все в лесу во всем равны!
Были львы уязвлены.
И всем сказали не спеша:
— Идея эта хороша.
Но знайте: ваши доводы слабей
Зубов опасных наших и когтей!


ЖРЕЦ КИБЕЛЫ И ЛЕВ

Жрец Кибелы раз в пещере от пурги укрылся.
И внезапно вслед за ним лев там появился.
Лев на жертву лапой сильной замахнулся…
Жрец, воззвавший к богу, лишь слегка пригнулся.
И ударил в бубен жрец священный свой.
Лев отпрянул в страхе и раздался вой.
В дебри леса скрылся от испуга лев.
Бог, жреца спасая, показал свой гнев.
Так святого звука убоялся зверь.
Как сильна молитва — ты и сам проверь.


СОВА И ПТИЦЫ

Жила в лесу сова, советы раздавала.
Задолго до беды всех птиц предупреждала:
— Вредить старайтесь дубу вы,
птицы, каждый год. Возле него омела коварная растет.
Омелы наклевавшись, мы больше не легки.
И быстро попадаем в ловушки и силки.
Увидев, как лен сеяли: — Недоброе затеяли!
Не к добру побеги те на земле растут.
Ведь из льна веревки для силков совьют.
А охотника завидев, та сова сказала:
— Стрелы лука принесут птицам бед немало.
Только птицы ту сову никогда не чтили.
— Правды нет в ее речах, — важно говорили.
Но потом увидели, что и здесь и там
Все везде случается по ее словам.
Лишь тогда опомнились:
— Что мы натворили!
С мудрою совой общаться не любили.
Мы подругу верную на край леса гнали,
И ее советами мы пренебрегали!
Так в миру частенько умный человек
Бедность и гонения терпит весь свой век.


МЫШЬ РАКУШКА

Пищу искала мышка-норушка.
Видит — раскрыты створки ракушки.
Мышка моллюска достать попыталась.
Створки захлопнулись! Мышка поймалась.
И не видать мышке светлого дня —
Схватила надежно ее западня!
Бывает, собственный твой план
Тебя же завлечет в капкан.


БЕГЛЫЙ РАБ

Раба сбежавшего хозяин как-то увидал.
Захотел поймать его, только раб сбежал!
Спрятался на мельнице. Хозяин говорит:
— Вот теперь достойный приобрел ты вид.
Ты ж силен и молод, мышцами не слаб,
Так теперь на мельнице поработай, раб!
Часто мы судьбу свою сами выбираем.
А сперва подумать бы, эту басню зная.


ДВА ДНЯ ПРАЗДНИКА

Ссорились между собой праздничные дни:
Кто важней, кто лучше, — спорили они.
— Ты хлопот весь полон, — говорит второй.
— Я ж несу всем отдых и даю покой!
Молвил первый: — Без меня кто б о тебе знал?
И от праздничных хлопот кто бы отдыхал?
Рассуди и ты всегда с мудростью привычной:
Что бывает главным, а что при нем вторичным!


ЕЗДОК И БЕШЕНЫЙ КОНЬ

Как-то бешеный скакун ездока понес.
Показался встречный, задал он вопрос:
— Вы куда путь держите и назад когда?
Отвечает всадник: — Видно, в никуда!
Не могу коня я своего сдержать.
Ни уздой, ни плетью с ним не совладать.
Так вот алчность, спесь, азарт
иль иные страсти
Мчат людей туда, где ждут всякие напасти.


ПАСТУХ И МЯСНИК

Пастух и мясник по дороге шли,
Барана, что вдруг потерялся, нашли.
Бросились к барану с криками:
— Он мой! Мясника баран тут осадил:
— Постой! Овцам как хозяин ты совсем не гож —
Корм им не готовишь, только точишь нож!
С пастухом пойду я. Овцам он как брат.
Он и дождь, и стужу с нами встретить рад.


ОБЕЗЬЯНЫ, СТРОЯЩИЕ ГОРОД

Однажды обезьяны собрались на совет:
Деревья тут, деревья... А городов-то нет!
Дома поставить нужно! Стеною обнести!
Дела по-городскому, культурно нам вести.
Но обезьяна старая тут высказала мненье:
— Зависит от охотников жизнь наша,
без сомненья.
И как легко им будет однажды второпях
Переловить всех сразу нас
в городских стенах!
Задумывая дело, все взвесьте наперед:
Что будет вам полезно, а что наоборот!


ОСЛИНОЕ ЛЮБОПЫТСТВО

Горшечник птиц красивых в мастерской держал,
Пением пернатых он слух свой услаждал.
Вдруг в окно просунул голову осел.
Столько птиц увидев, головой повел.
Птицы испугались. Ну летать, метаться!
А горшки попадали, стали разбиваться.
Погонщик тот, что за ослом не уследил,
Горшечником немедля в суд потянут был —
Пусть он отвечает за свое бесстыдство:
Как в осле развил такое любопытство!


ВСАДНИК И КОНЬ

Была война. Коня кормил хозяин вволю.
И там, в боях, они одну делили долю.
Хозяин знал, что конь не подведет,
Как верный друг, пойдет в любой поход.
Война закончилась. Пришли они домой.
Стал тяжести таскать конь боевой.
Весь день в упряжке. Впроголодь он жил.
Не друг, а раб — хозяин так решил.
Но снова в те края пришла война.
Хозяин — на коня, вдел ноги в стремена.
Коня лихого снова в бой позвал.
Но конь вдруг зашатался и упал.
И выкатилась горькая слеза,
Когда он высказал хозяину в глаза:
— Ты боевого друга превратил в осла.
Мне непосильной оказалась кабала.
Теперь мне тяготы войны невмочь,
Ничем я не могу тебе помочь.
Тебе придется к латникам идти,
А мне уж больше славы не найти.
С подвластными разумно надо поступать.
И друга верного в раба не превращать.


РЕКИ И МОРЕ

Вдруг зашумели реки и стали бунтовать:
— Нам нужно наше море примерно наказать!
Мы воды питьевые и чистые несем,
Их море превращает в соленый водоем!
Но отвечало море: — Ну что мне вам сказать...
Могу я ваши воды в себя не принимать.
Что будет тогда с вами? В болота превратитесь.
Поэтому вы, реки, не очень-то гордитесь.
Как часто люди глупые способны обвинять
Того, кто опекает их и любит, словно мать.


ОХОТНИК И ВОЛК

Охотник вдруг увидел, как волк овец терзает.
Двоих уже зарезал и третью догоняет.
Тот волк гордился очень свирепостью своей.
Мол, нет на целом свете сильнее и смелей.
Охотник усмехнулся: — Ты хвалишься собой?
Тогда овец не мучай. Иди на честный бой!
Спустил скорей собаку — собака-волкодав.
Та быстро доказала, что хищник был не прав!
Не хвастайся уменьем и не хвали себя:
Всегда найдется кто-то искуснее тебя.


ЛИСИЦА И ЛЕВ

В клетке льва увидев, дерзкая лисица
Стала насмехаться: — Как ты изменился!
— Смирным стал и тихим. Растерял свой пыл?
Клеткою плененный, лев заговорил:
— Ты бы, недостойная, так не издевалась,
Если бы в лесу мне на глаза попалась.
Не из-за неволи смерть я тороплю —
Я из-за ничтожества срам большой терплю.
Человек достойный, встретив злоключенья,
Часто от ничтожных терпит поношенья.


СОБАКИ И ЛИСИЦА

Собаки нашли как-то львиную шкуру.
Терзали ее и облаяли сдуру:
Вот бы пошла о собаках молва,
Что смело они нападают на льва!
Тут мимо лисица как раз проходила —
Пыл глупых собак она вмиг охладила:
— Если бы лев оказался живой,
Собаки б не лаяло тут ни одной!
Иные умершего рады унизить,
Чтоб только себя хоть немного возвысить.


БОЛЬНОЙ ОЛЕНЬ

На лугу прилег однажды раненый олень.
А вокруг была трава. Сверху листьев сень.
Только посетители часто навещали —
И траву, и листья сочные сжевали.
От болезни спасся тот лесной олень,
Но погиб от голода он на пятый день!
Не нужно слов высоких,
не нужно почитания,
Больному нужно просто
немножечко внимания.


ЧЕЛОВЕК И СОБАКА

Долго у богатого дома вор ходил.
Каждый раз собаку-сторожа кормил.
Задумалась собака: — Что-то он хитрит,
Неужели парня радует мой вид?
Что-то явно он высматривает тут.
Может, что хозяева свято берегут?
И хотя кормежки ей не доставало,
Умная собака так ему сказала:
— Выбирай, любезный, новые места.
Очень подозрительна такая доброта!
Получать дары нежданные неплохо.
Но подумать стоит: нет ли тут подвоха?


СОБАКА И ВОЛЧИЦА

Гнала, гнала собака старую волчицу. Встречным похвалялась:
— Она меня боится! Оглянулась тут волчица и сказала так:
— Я боюсь охотника. Он мой лютый враг! Ты же, лопоухая, вырвавшись вперед, Думаешь, что место славу придает!
Так чужою доблестью хитрые прикроются,
Только планы наглецов все равно расстроятся!


ПАСТУХ И ВОЛК

Надумал волк голодный в поисках добычи
Сменить нам всем знакомое недоброе обличье.
Шкурою овечьей, как плащом, прикрылся,
С овцами смешавшись, в стаде он укрылся.
Думал: «Вот настанет наконец-то ночь —
Съем овцу-другую и умчусь я прочь».
А пастух запоры крепкие закрыл...
После дня большого голоден он был.
Выбрал он для ужина крупную овцу...
Нож занес — жизнь волка подошла к концу!
Волка злая смерть настигла поделом.
Нам же эта басня говорит о том,
Что готов напялить волк овечью шкуру,
Чтобы скрыть под ней злодейскую натуру.


БЫК, ОБМАНУТЫЙ ЛЬВОМ

Лев быка увидел; захотелось съесть.
Но рогов боялся и придумал лесть.
Под личиной дружбы стал быка хвалить:
— Мне с таким соседом очень лестно жить.
И красой, и мощью в силах бык пленить,
Только б кое-что немного изменить.
Лишняя одна есть у быка деталь:
Некрасивые рога тут нужны едва ль.
И к чему же тяжесть голове носить.
Если ты умеешь и со львом дружить!
Без рогов и легче, и быстрей в сраженье.
...Бык рога отбросил, слушал продолженье.
Но как только глупый бык сам оружье снял,
Он для льва коварного тут добычей стал!
А концовка басни очень недолга:
Всяк беду накличет, слушая врага.


РАЗВИТИЕ ЭЗОПОВСКИХ ТРАДИЦИЙ В СБОРНИКАХ
СРЕДНЕВЕКОВЫХ ЛАТИНСКИХ БАСЕН С ПРИЛОЖЕНИЯМИ

ВОЛК КАЮЩИЙСЯ

Возмечтал волк замолить злодеянья.
Перед богом он давал обещанье:
— В пост не буду я совсем мяса есть.
Чтоб мне, господи, не встать и ни сесть!
Вдруг барана увидал на поляне.
Неужели его волк есть не станет?
— Все равно ведь кто-нибудь задерет —
Лучше ты уж отправляйся мне в рот!
А казниться у меня нет причины:
Я представлю, что поел лососины...
Иным обед, что посытней,
Обетов всех и клятв важней.


ЗАЯЦ И ОЛЕНЬ

Как-то раз Юпитера заяц попросил:
— Мне б рога ветвистые, я бы их носил.
Слабый я, убогий. А чтоб жить открыто,
Мне рогов бы крепость для моей защиты.
Буду я с рогами слышать каждый день:
— Наш прекрасный заяц просто как олень!
Возразил Юпитер: — Тяжелы рога.
Зайцам, знаю, легкость очень дорога.
Все ж упрямый заяц выпросил рога.
Только жизнь была с рогами недолга.
Заяц от охотников убежать не мог,
— Испекли с зайчатиной вечером пирог!
Думал заяц славу заслужить, почет,
Но теперь без зайца жизнь в лесу течет.


ОТШЕЛЬНИК

Проверял отшельник нового слугу:
— Уезжаю к другу, перед ним в долгу.
Ты же убирай здесь, но не тронь горшок.
Опрокинутый горшок не сдвигай ни на вершок!
Дело в том, что мышку он горшком прикрыл —
Так слуге экзамен им устроен был.
Любопытство в том слуге все ж возобладало.
Он горшок чуть приподнял — мышка убежала.
Вот пришел отшельник и прогнал слугу:
— Доверять тебе я больше не могу!
Коль человек вам в малом деле верен,
Считайте — для большого он проверен.


КРЕСТЬЯНИН С ОДНОЙ ЛОШАДЬЮ

У крестьянина была всего одна лошадка,
Работящая, весела, с мягкой шерстью гладкой.
Только тот упорно к господу взывал:
— Мне коня еще бы, я б их спаровал...
Мне бы жеребеночка, а быть может, двух... —
Так молил он бога про себя и вслух.
Но пока твердил он это без конца,
Увели лошадку от его крыльца.
Поумнеть тут быстро пахарю пришлось.
Стал молить, чтоб старое хоть добро нашлось:
— Дай мне бог с лошадкой встретиться опять,
И тебе не буду больше докучать!
Ценим в жизни не всегда мы свои удачи.
Что имеем, не храним, —
потерявши, плачем.


ЛИСА И ОТРАЖЕНИЕ ЛУНЫ

Как-то возле речки шла лиса одна.
А в реке купалась желтая луна.
И лиса решила: — Сыр утерян тут.
Вот сейчас опомнятся, сыр искать придут.
Мне бы воду выпить, сыр скорее съесть,
Чтобы мне достался круг огромный весь.
Воду неустанно та лиса лакала...
Вот уже раздулась... и лисы не стало!
Часто так и в жизни: алчный человек,
Потакая страсти, сократит свой век.


ВОЛК И ВОРОН

Волк увидел: на баране ворон восседает...
Ни баран и ни пастух того не замечают.
— О, как блажен ты, ворон, ну как тебе везет:
Баран тебя не гонит, пастух не смотрит в рот.
Если ж на баране я бы оказался,
То пастух меня б согнал и за мной погнался,
И баран, что для тебя сейчас почти как брат,
В этой ситуации мне бы был не рад.
Завидует другому злонравный человек,
Хоть сам добра не сеял,
прожив свой долгий век.


ЛИСИЦА И ГОЛУБКА

Шла лиса зимою в добычные места. Глядь!
Сидит голубка на верху креста.
Лисице страсть охота голубку ту поймать.
Ну как же эту птицу поближе подозвать?
По-доброму, с улыбкою лиса и говорит:
— Ну кто под ветром северным так высоко сидит?!
Лети ко мне поближе, ты из округи всей
Лисы милей не сыщешь, ведь нет меня добрей!
— Я робкая, несмелая, — голубка говорит, —
Меня пугает даже твой, признаюсь, добрый вид.
— Сегодня вышла грамота: всем надо в мире жить!
А ссоры все и драки предписано забыть.
Но вдруг голубка белая: — Ой, кто-то к нам спешит!
Собака! Да с охотником! Ружье еше дымит!..
Лисица подскочила:— Мне надо бы укрыться.
В нашей жизни всякое может приключиться:
Охотник мог ту грамоту еще не получить,
А собака вовсе — неграмотною быть!
В тон тут и голубка ответила лисе:
— Об этом перемирии мечтают птицы все.
Что есть о мире грамота,
лишь от тебя слыхали,
Но может, этой грамоты еще не подписали?
С неприятелем всегда будь ты осторожен.
Путь предательства и лжи для того возможен.


ОРЕЛ, ЯСТРЕБ И ГОЛУБИ

На верхушке дерева царь-орел сидел,
Наблюдая состоянье всяких птичьих дел.
Богом был поставлен царь сюда не зря.
Зло творить боялись, видя лик царя!
А на сук пониже ястреб примостился.
Рангом он судейским, мантией гордился.
А внизу у дерева голуби гуляли.
Крылышками хлопали, зернышки клевали.
Молвил ястреб: — Наглость ваша бесконечна.
На глазах судьи шумите вы беспечно.
Если б царь за мною строго не следил,
Я б, не разбираясь, всех вас засудил.
Чтоб самоуправствовать и судья не мог,
Над судьей поставлен царь, а над ним — сам бог.


ЛАНЬ И ОЛЕНЕНОК

Олененку лань однажды долго объясняла:
— Лет прожить мы можем радостных немало.
Только вот охотника нужно сторониться,
Что сюда приходит за зверьми и птицей.
Вон смотри: под деревом он хочет притаиться.
Олененок засмеялся: — Да он нас боится!
А что за игрушка у него в руках?
— Это лук и стрелы для зверей и птах.
И для нас с тобой они, как для всех, опасны.
— Страхи твои, мама, думаю, напрасны:
Коль они опасны, что ж их не бросает,
А к себе охотник крепко прижимает?
Самоуверенный глупец
Беды дождется наконец.


ВОРОН И ВОРОНЯТА

Ворон воронятам говорил серьезно:
— Хищников здесь много, будьте осторожны.
Самым же опасным весь ваш долгий век
Будет все ж не зверь — двуногий человек.
Вы, его завидев, улетайте прочь.
Если он стреляет, наступает ночь!
И от этой ночи уж спасенья нет.
Не выходят птицы из нее на свет!
Вороненок малый тут отцу сказал:
— Я, его завидев, долго бы не ждал.
Улетел подальше бы и совсем исчез.
Перебрался тут же хоть в сосновый лес.
— За тебя, сыночек мой, можно не бояться.
Вот бы так все поняли и меньшие братцы.
Если б все предельно стали осторожны,
Многие бы беды были невозможны.


КОТ-ЕПИСКОП

Кот, надевши митру, крыс, мышей позвал:
— Я — епископ новый. Я — ваш идеал.
Повинуйтесь мне во всем каждое мгновенье.
Научу вас, как молиться и принять крещенье.
Кто из вас к причастию с радостью придет,
Благодать чудесную тут же обретет.
Но крыса старая на уверенья эти
Сказала: — Долго я живу на свете
И знаю, что никто доселе не видал,
Чтоб кот мышей любил и наставлял!
Легко попасть плуту под власть.
Да как бы после не пропасть!


ОБЕЗЬЯНА, ЕЕ ДЕТЕНЫШ И МЕДВЕДЬ

Детеныш обезьяны очень весел был.
Спящего медведя шумом разбудил.
Разозлился мишка, малыша схватил.
Тот в медвежьих лапах дух свой испустил.
Обезьяна в горе принялась кричать...
Ветки вкруг медведя и дрова бросать.
Так горька обида матери была,
Что медведя глупого тут же подожгла!
Зло, что сделаешь другому, злом и отзовется.
Обязательно к тебе зло потом вернется.


СОБАКА И ТОНУЩИЙ МАЛЬЧИК

Возле речки мальчик маленький играл
И случайно в воду быструю упал.
Собака увидала и не стала ждать:
Подплыла к мальчонке и за ворот — хвать!
Выплыла на берег, мальчика спасла.
Без нее плохие были бы дела.
Коль часто будут люди друг другу помогать,
Несчастий очень многих
мы сможем избежать.


БАРАН И ЛЫСЫЙ ХОЗЯИН

Коль вы в других дурные привычки развивали,
Смотрите, чтобы сами от них не пострадали.
Бревно бодать барана хозяин научил...
Сам в парике ходил он: хозяин лысым был.
Заснул однажды пьяный, парик, должно быть, спал...
Баран, бревно увидев, уменье показал:
Немного разбежавшись, так поспешил боднуть,
Что был хозяин вскоре в последний собран путь!


МЫШЬ, ЕЕ ДОЧЬ, ПЕТУХ И КОТ

Коль кто захочет грозным показаться,
Того не очень бойся.
А кто святошей взялся притворяться,
Вот тут побеспокойся.
Мышка дочери твердит:
— Норка мышку защитит.
Крепче крепости нора!
Но, видать, пришла пора,
Вышла дочь — а тут петух,
Разнаряжен в перья, пух!
Очень громко закричал —
Чем малышку испугал.
Отбежала... А тут кот
Чуть ступает и поет.
Неожиданно все было.
Мышка — в норку. Мать спросила:
— Что ты, дочка, побледнела?
Что видала и в чем дело?
— Дьявол, видно, был вначале.
Даже куры приседали!
Долго важничал, кричал
И взлетел на пьедестал!
А потом из мест святых
Шел отшельник ласков, тих.
Причастить меня хотел,
Только, видно, не успел.
Помню я: для причащенья
Нужно взять благословенье.
— Хорошо, что ты вернулась.
Все бедой бы обернулось, —
Мышь дочурке говорит.
—У кого свирепый вид,
Тот уж хуже, верь, не станет.
Тот, другой, тебя обманет.
Ходят тихо лицемеры,
Сеют ложь, не зная меры.
Этих, дочка, опасайся.
Верить им остерегайся.


ВОЛК И ГОЛОДНАЯ ЛИСА

Встретил волк однажды голодную лису.
— Где-то позабыла ты, кумушка, красу?!
Выглядишь невесело, верно, голодна?
— Да два дня уж пищей я обделена,
— Так ступай со мною, — молвил добрый волк,
— Рот открой пошире, скоро будет толк.
Соловьи летают, песенки поют...
Очень скоро в рот твой, знаю, попадут.
Разинула пошире рот лиса сперва,
Но закрыла тут же и была права:
— Что в ней, этой птичке; перышки да пенье!
Мне поймать бы зайца — вот где угощенье!
Давать советы нужно — да был бы только толк.
Не то ты осрамишься, как в этой басне волк.


ЖУРАЛИХА-ИЗМЕННИЦА

Журавля чужого любила журавлиха.
С ним сошлась, но только тут случилось лихо:
Муж по всей округе журавлей созвал
И жену неверную насмерть заклевал.
В басне можно увидать
Некую чрезмерность.
Но все же лучше соблюдать
Супружескую верность.


ПЕТУХ, КОНЬ И ХОЗЯИН

Увидел петух, что хозяйка на ужин
Дала только ругань любимому мужу.
Петух рассмеялся и начал кричать:
— Хозяин боится, он бабам под стать!
Разумный же и многоопытный конь
Сказал: — Ты хозяина, птица, не тронь!
Он сильный и честный, заботливый он.
Нам корм на всю зиму им был запасен.
Петух пояснил тут историю смеха:
— Залогом, я знаю, мужского успеха
У каждого в доме является власть.
Тут много наседок, а мне не пропасть.
Голосу даже все куры боятся.
Хозяин же должен с женой разобраться.
Услышал хозяин такой разговор...
Жена не кричала его с этих пор.
Строптивая женщина вдруг поняла:
Не за мужем она, впереди его шла.
Нравы подвластных оттачивать надо.
И благоденствие станет наградой.


ВОРОНА И КУВШИН

Ворона, мучаясь от жажды,
Кувшин увидела однажды.
В кувшине — чистая вода.
Но как проникнуть ей туда?
Кувшин тяжел — не наклонить.
Так как же ей воды попить?
Но для сметливых нет препон,
И способ был определен:
Камешки в кувшин бросала —
Воду этим поднимала.
Как вода перелилась —
Тут ворона напилась.
Если мало силы — сразу
Подключай к задаче разум.


БАРАН И ВОЛК

Зашел в овчарню вечером с овцами баран.
Он в делах овечьих — просто ветеран.
Пастуху б запоры, уходя, закрыть!
Но ему об этом случилось позабыть.
Волк зашел в овчарню, а баран сказал:
Вот бы бог беспамятных строго наказал!
Молвил волк: — Ты просишь не из-за меня ли,
Чтобы боги пастуха строго наказали?!
И баран промямлил, словно сам не свой:
— Нет! Но мог войти и кто-нибудь другой...
Если своей жизнью дорожить привык,
В разговоре с хищником придержи язык.

© Copyright: Светлана Зубко. Дата опубликования: 04.11.2019.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).