Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 06 декабря 2019.:
Семён Свердлов

Вечная странница

Мысль – вечная странница (1977 год)

Среди чёрных стволов пробирается вечер. В парке сумрак. Звезды небо зажгло. Хаосом огней разгорался город. Контуры домов слились. И словно из неоткуда вырываются квадраты окон. И красные глаза филина – телевышки парят над россыпью огней. Сквозь сетку ветвей, при ходьбе, огни, как бы подмигивают, крутятся, и мелькают, словно фейерверк.
Весною ветки голые и напоминают линогравюру. Чего только здесь не увидишь! Только бы хватило воображения. Даже ноты к новой песне можно увидеть в рисунке ветвей.
А капельки тающие, звенящие, ручейки говорящие, которыми разлился апрель. Утихающий шум ночного города. Ледоход на реке: бурлящий, булькающий, гремящий – чем не музыка!?
Да, весна, есть весна! Приятно проснуться от «зимней спячки» и вспомнить, что скоро скинешь тяжёлое пальто, и тёплые лучи солнца будут греть тебя, золотить лицо, а ноги будут мять молодую траву. И летние просторы будут манить к себе, напоённые ароматом трав и ароматом новых приключений.
Задумавшись, я не заметил, как пересёк парк и вышел на привокзальную площадь.
– Дай погадаю! – вывела меня с задумчивости цыганка. Я улыбнувшись посмотрел в её чёрные глаза… свет в зале вокзала полыхал обилием ламп. Несмотря на поздний час народу было много. Невдалеке ещё две цыганки приставали к молодым людям.
Я вспомнил случай, когда девушка заворожённая цыганкой, осталась без гроша. Её заплаканные глаза врезались мне в душу. Я что буркнул цыганке в ответ и пошёл набирая скорость. Цыганка шла рядом. Голос её звенел у меня в голове. Зовут тебя Семён, у тебя жена, сын, ты работаешь на железной дороге.
Вот плутовка! Небось видела меня в поезде.
Не думай и так! Я ведь твои мысли знаю.
Ах, так! – подумал я – у меня денег нет.
Цыганка ответила: «А мне денег не надо!»
– Зачем же ты идёшь за мною цыганка?
– А я не цыганка! Я твоя мысль.
Моя мысль!? Я протянул руку. Рука прошла сквозь фигуру, как сквозь голограмму.
– Я твоё суждение о неизвестном. Я буду с тобой до тех пор, пока возбуждён твой мозг.
Что со мной! Я схватился за голову. Голова гудела, видение исчезло. И темнота глухих кварталов захлопнулась надо мной. Где я – с досады подумал я? И надо же такому пригрезится! Наконец успокоившись, я сориентировался и бодро пошагал домой.
В тёплой комнате я быстро согрелся и теплота, разливаясь по телу, клонила ко сну. Кровать с распростёртыми объятиями приняла меня. Я щёлкнул выключателем и темнота поглотила мои думы. Постепенно из тьмы вырисовывались контуры предметов, тьма отступала глаза привыкли к темноте.
У ног моих сидела цыганка.
– Ты не пугайся, это сон. Я поведу тебя в иные миры. Мысль это вечная цыганка, которая летает: не зная границ, не зная скоростей, не зная пределов.
Я почувствовал необычайную лёгкость в теле и полетел в след за мыслью. Я парил по холодной вселенной, обгонял свет, ведь у мысли нет предела и скорости предела нет.
Я мысленно переносился от одной планеты к другой. И парил-парил-парил. Скалы, горы кратеры, льды, холод, жара. А на этой планете хорошо.
Я огляделся. Ровное плоскогорье, покрытое чахлой растительностью, впереди горы.
Ветерок щекочет ноздри приятным земным запахом. Побуду здесь решил я. И пошёл не спеша к горам. Постепенно горы становились больше и чётче. Из золотистого рассвета грозно возвышались снежные клыки гор, вонзаясь в небо, проливая голубую кровь по всему небосводу.
Утренняя свежесть освежала меня и я с лёгкостью перескакивал от камня к камню, углубляясь в горы.
Тишину внезапно нарушил шум водопада, с огромной высоты спадала вода, рассыпаясь лазурными слезами. И быстрая речка, собирая в русло слёзы гор, мурлыкала свою песню.
Мне было весело смотреть на сбегающий поток. Я преследовал воду. Изумляясь красотой горных пейзажей. Вот горы расступились и ровная, как стол долина, сжатая хребтами, изумрудом зелени открывалась солнечным лучам.
Подставив спину лучам, стены гор светились хрусталиками гипса.
Меня привлекло эхо капающей воды. За поворотом концертной эстрадой открывался грот, создавая эхо. Я вошёл под гигантский свод. Груда камней, когда-то обрушившись с потолка, теперь затекла кальцитом и превратилась в один огромный, белоснежный, сталагмит. А в дальнем конце грота – царство эксцентричных сталактитов. Причудливые, переплитаю-щиеся, извивающиеся, как змеи свисали с потолка, как клыки, образуя узкие проходы стояли сталагмиты. Как хитиновые усы пасти кита свисали сталактиты, закрывая проход в глубь темнеющей пещеры.
Тропинка!
Явно тропинка! Огромные камни убраны, ямы засыпаны. Далее всё уложено каменными плитами. Дорога шла дальше в пещеру. Но без фонаря там нечего делать подумал я и вернулся в грот.
Небо начало мерно гаснуть. Солнце село за остроснежные зубы и сползло в пасть гор. На небе проявлялась звёздная страна.
Стемнело.
Яркие звёзды резали глаза. Долина залилась сказочно-волшебным светом.
Но что это! Это не звёзды…
Это два неоновых глаза метнулись в мою сторону. Я успел проскользнуть между сталактитами и сталагмитами. И ощутил горячие дыхание вне их. На фоне звёзд рычало и плясало, тыча большой мордой в сталактиты, огромное существо. Мы стояли друг против друга, как в зоопарке. Усы сталактитов надёжно закрывали меня от пасти, но только кто в клетке в этом зоопарке. Я бросил камень. Громада взвыв отскочила.
Я прислушался. В проходе, ведущем в глубь пещеры тихо. И тут я увидел множество огоньков на стенах, от которых в пещере можно было, что-то различить. Я таких светляков ещё не видел. Жуки освещали мне дорогу. Где то там, вдалеке лизали стену языки костра.
Любопытство вело меня в глубь. Послышались голоса. Осторожно, не нарушая тишину, я оказался у входа в огромный зал.
Резкая грань тьмы отделяла меня от людей, чей разговор я не понимал. Они сидели у колодца, из глубины которого вырывались языки пламени.
Один человек договорив, поклонившись, сошёл с возвышения, его место занял другой. Другой договорив, поклонившись, сошёл в низ. Зашёл третий и все, стали слушать его.
Возня сзади в темноте, заставила меня обернуться.
Глаза!
Ближе-ближе и фосфорные клыки, и тихое рычание…
Я выбежал из темноты.
Минутное замешательство… все взгляды прикованы ко мне. За мной рыча, вышла большая чёрная обезьяна и тут же остановилась. Получив приказ вернуться назад. Обезьяна послушно ушла в пещеру.
Человек, который только что выступал подошёл ко мне и протянул руку. Я посмотрел ему в глаза. Его лицо осветилось улыбкой, я заулыбался ему в ответ.
Он, обхватив меня по дружески, привёл и усадил меня у огня.
Проснулся я оттого, что юноша совершенно голый и мокрый, стучал по сталактиту. И по залу пещеры разливался мелодичный звон. Сверху сквозь потолок прорывался солнечный свет. И я увидел озеро в центре пещеры, в которое дружно прыгала ребятня, выскочившая из своих келий. Озеро было тёплым. Я хотел окунуться. Но увидел, что взрослые идут на воздух к водопаду, где тоже принимали утреннюю купель. Некоторые уже загорали в подоспевших лучах светила.
Вскоре пляж опустел. Детвора выводила скот на прогулку. Группа мужчин удалялась в горы. Другие покрутив лебёдку, открыли пещеру из которой вывели мамонта и набросив на него сбрую, увели на работы. Ребята с пещеры выводили молодых мамонтят и отправились с ними в долину.
Пещеру убирали женщины и обезьяны, приготавливая её к вечеру, а кельи ночлегу.
Я шатался без дела по пещерам получая крики, то от обезьян, то окрики от женщин, но, обнаружив весёлое сообщество обезьяньих малышей остался с ними.
Вскоре к нам присоединились дети и я ходил за ними, а они бегали туда сюда, и я только, и успевал разглядывать подземные залы, которые мы пробегали.
К вечеру в зале большой пещеры было многолюдно. Хор пел, молодёжь танцевала. В то время как обезьяны няньки укладывали детей спать. В пещере тускнело.
Народ переместился к колодцу с бьющим с недр огнём, над ним был купол уходящий вверх, с отвёрстием в небо. Старики ушли спать. Мужчины снова беседовали, сев вокруг огненного колодца. Потом ушли. И пещера погрузилась в сон.
Погрузился в сон и я. Мне снилось, что меня водили по векам.
Я увидел, как рушилась цивилизация, как люди поражённые «гриппом ярости» уничтожали друг друга. Как этот «грипп ярости» постепенно меняет лица людей. И биологический робот, нянька и помощник древнего человека, деградирует от вируса, болезнями, в человекообразную обезьяну.
Вот от цивилизации не осталось ничего. Так как ярость заболевших была безгранична, они взорвали всё: дома, машины, вещи …
Осталась лишь группа детей, которых выходили обезьяны.
Теперь, в этой пещере, возрождалось новое человечество.
Утро разбудило меня будильником. Я вскочил, сделал зарядку, застелил кровать, умылся и выбежал на улицу.
Шёл обычный трудовой день. Город грохотал своими улицами, чертил по небу султанами дыма и фыркал автомобилями.
Возвращаясь домой, с работы, я думал о таинствах сна. О том, что ещё много надо знать человеку, что не может быть исчерпан мир познания.
Я вспоминал – каким маршрутом я шёл вчера, что возбудило мой мозг. Я ждал встречи. Я хотел испытать ещё раз чувство полёта… с тех пор я каждый вечер хожу на прогулку.

© Copyright: Семён Свердлов. Дата опубликования: 16.10.2018.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).